Gun Gale Online (GGO) Sword Art Online - Кавахара Рэки/ Ushwood/ Lady Astrel/ Danholm (5 том, часть 1)

Смотреть: Gun Gale Online (GGO) Sword Art Online

Sword Art Online

Перевод с английского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel

Русифицированные иллюстрации - Danholm

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено.

Первый том  здесь.

ТОМ 5. ПРИЗРАЧНАЯ ПУЛЯ

ПРОЛОГ

«Немереная крутизна AGI[1] – не более чем иллюзия!»

Высокий мужской голос разнесся по бару.

«Спору нет, AGI – важная характеристика, раз от нее зависят скорость стрельбы и уклоны. И благодаря этим двум факторам вы могли стать очень крутым – по крайней мере до недавнего времени».

Слова эти исходили от игрока, чье изображение на квадратной голографической панели висело посреди бара.

Шла трансляция популярного канала «ММО Стрим», передача «Победители недели». Ее можно было смотреть в реальном мире с телевизора или компьютера, но трансляция шла и во многих барах и постоялых дворах виртуальных миров, так что большинство игроков любили смотреть ее «внутри».

Особенно если гость передачи был из «этого мира».

«Но AGI сейчас – просто пережиток прошлого; тем калекам, которые качали AGI восемь месяцев подряд, могу лишь одно сказать: мои соболезнования».

После этих саркастических слов по бару разнесся недовольный гул, и множество бутылок и стаканов ударились об пол и, разлетевшись на мелкие полигоны, исчезли.

Но «он», не обращая внимания на суматоху, сидел себе спокойно на диванчике в самом дальнем уголке бара.

Натянув капюшон своего маскирующего плаща по самые брови и замотав нижнюю часть лица толстым шарфом, «он» холодно озирал интерьер заведения.

«Он» не только ненавидел человека на экране, задирающего нос сверх всякой меры, но и презирал тупиц-игроков, смотрящих телевизор. Все ругаются и воют волками, но все равно ведь им это представление нравится.

Почему они такие безмозглые, «он» никак не мог понять. Человек на экране стал сильнейшим игроком этого мира по чистой случайности, и в то же время он лучше всех умел эксплуатировать возможности игры. По сравнению с большинством игроков, которые развлекались, платя за игру абонентскую плату, этот был игроком-профи.

Другие игроки, как и «он», тому типу завидовали и ненавидели его. Если это чувство мерзкое, то прятать его за смехом – совершенно не смешно.

«Он» сидел под своим плащом напряженно, дыхание вырывалось из-за стиснутых зубов. Еще рано; время нажать курок придет чуточку позже.

«Он» снова перевел взгляд на голопанель. Камера отъехала, и в кадр попали ведущая шоу, сидящая справа от говорившего, и еще один гость, сидящий слева.

Ведущая – девушка, одетая с головы до ног в стиле техно-поп, сладким голосом произнесла:

«Вы сильнейший игрок в одной из самых трудных VRMMO игр, "GunGale Online"[2]; но все-таки то, что вы нам сейчас сказали, звучит чересчур категорично».

«Да нет, интервью на "ММО Стрим" случается раз в жизни, так что я сказал что хотел сказать».

«Так-так-так, вы ведь и на этот раз собираетесь выиграть "Золотую пулю"[3], верно?»

«Разумеется, если я буду участвовать в турнире, я постараюсь победить».

Парень пригладил свои длинные серебристые с голубоватым отливом волосы и вызывающе посмотрел в камеру. По бару вновь разнеслись недовольные возгласы.

«ММО Стрим» не был внутренним каналом «GunGale Online», или GGO, как ее обычно называли, но все ведущие и их гости были представлены аватарами, не реальными телами. Ведущие «Победителей недели» отправлялись каждую неделю в разные VRMMO-игры, где приглашали на интервью сильнейших игроков. Гостями этой недели были участники большого турнира, проводящегося в GGO ежемесячно; назывался турнир «Золотая пуля». Этот турнир выявлял сильнейших игроков; сейчас в передаче участвовали победитель и игрок, занявший второе место.

«Но, Дзекусиидо-сан».

Наслушавшись хвастливых заявлений серебристоволосого победителя, раскрыл рот обладатель второго места, который, видимо, не мог уже терпеть.

«ЗП – не единичный поединок. В другой раз может получиться другой результат, так что к чему эти разговоры о том, что победителя определяет лишь одна характеристика?»

«Нет, нет, эта победа должна показать всей GGO, что есть что; разумеется, поскольку ты, Ямикадзе-сан, игрок AGI-типа, я вполне понимаю, что тебе это не нравится».

Победитель по имени Дзекусиидо ответил мгновенно.

«…До недавнего времени наращивание AGI и стрельба из мощного оружия в высоком темпе были идеальным стилем. Кроме того, эти игроки имели и высокий бонус к уклонению, что компенсировало низкую выносливость. Но ММО – это не оффлайновые игры, здесь игровой баланс меняется со временем. С учетом того, что при повышении уровня нельзя менять ранее набранные характеристики, планировать нужно заранее и далеко вперед и разумно тратить очки. Даже если сейчас какой-то стиль боя является сильнейшим, на следующем уровне все может быть совсем по-другому. Ты и сам поймешь, если подумаешь как следует. Новое оружие, которое появляется сейчас, требует высокой STR и меткости. Пытаться выиграть за счет уклонения – наивная идея, которая далеко не всегда будет оправдываться, и мой бой с тобой, Ямикадзе-сан, это показал. Твои пули застревали в моем бронежилете и не наносили урона, а мои попадали в семидесяти процентах случаев. Говоря простыми словами, сейчас настало время стиля STR-VIT».

Под этим пулеметным огнем слов лицо Ямикадзе исказилось от раздражения.

«Да только победа тебе, Дзекусиидо-сан, досталась благодаря редкому стволу, который ты заполучил перед самым турниром и который тебе еле-еле подошел по требованиям к силе. Кстати, сколько ты за него отвалил?»

«Как можно? Это редкий трофей, который я добыл собственными усилиями. В этом отношении самая важная характеристика, конечно, "удача", ха-ха-ха».

Когда серебряноволосый парень на голопанели начал смеяться, «он» сперва смотрел возмущенно, а его правая рука нырнула под плащ. Нащупав рукоять в поясной кобуре, «он» обхватил твердый металл. Почти… почти, время почти пришло. Он кинул взгляд на индикатор времени сбоку своего поля зрения. Еще минута и двадцать секунд.

Двое, что сидели за столиком рядом с «ним», продолжали беседовать, потягивая что-то из бокалов.

– Бла-бла-бла, во заливается. А ведь раньше Дзекусиидо-сан и говорил, что игроки AGI-типа круче всех.

– Если подумать, это все могло быть ловушкой… он нас просто наколол…

– И что теперь – то, что он сейчас говорит, что круче всех STR-VIT, – это тоже ловушка?

– И что тогда он прокачивал на самом деле? LUK?

– А что, попробуй.

– Да ладно тебе.

Собеседники рассмеялись; «его» это разозлило еще больше. Как вообще можно так смеяться, узнав, что тебя обвели вокруг пальца? «Он» совершенно не понимал.

…Но скоро этот идиотский смех застрянет у них в глотке; скоро они увидят настоящую силу, настоящего сильнейшего игрока.

Время пришло. Наконец-то.

«Он» встал, не издав практически ни звука, и двинулся между столиками. Взгляд «его» не задерживался ни на ком.

Глупцы… трепещите в страхе.

«Он» остановился посреди бара, прямо перед голопанелью. Из поясной кобуры под плащом извлек простенький пистолет.

От пистолета исходил холодный, черный, металлический блеск – словно концентрированная, кристаллизованная тьма. Даже рукоять пистолета была гладкая, без насечек, лишь с несколькими звездочками посередине. По одному лишь виду пистолет не казался особенно мощным – обычный автоматический пистолет, каких повсюду много.

Но этот пистолет обладал «Настоящей Силой».

«Он» со щелчком передернул затвор, загоняя патрон в патронник, и чуть дрожащими руками нацелил оружие вверх – на голопанель. Прямо в лоб смеющемуся Дзекусиидо, сильнейшему игроку.

В такой позе «он» стоял какое-то время. Наконец сидящие вокруг игроки заметили его и принялись шуметь. Даже в GGO, где плееркиллерство поощрялось, атаковать в пределах города было невозможно. Пуля, хоть и вылетит из ствола, не нанесет вреда ни игрокам, ни объектам.

Несколько человек рассмеялись над «его» бессмысленными действиями, но «он» не обращал внимания, а спокойно продолжал целиться.

Дзекусиидо продолжал свою ядовитую тираду.

Его настоящее тело лежало сейчас где-то; надетая на голову Амусфера соединяла его с виртуальной студией «ММО Стрима». Так что он понятия не имел, что ствол пистолета нацелен в лоб его персонажу, изображенному на голографической панели в баре, в торговом центре столицы GGO, города «КК Глоккен».

Но тут «он» раскрыл рот и прокричал так громко, как только мог:

– Дзекусиидо! Ты, фальшивый победитель! Попробуй-ка на вкус настоящую силу!!

В окружении обалделых взглядов игроков «он» поднял левую руку и дотронулся пальцами до лба, потом до груди, левого плеча и правого плеча – крестное знамение.

Когда он опустил левую руку, правая нажала на спусковой крючок.

В тусклом свете бара металлическая пуля пролетела по прямой – и ударилась в голопанель. Сверкнул световой эффект.

И ничего больше. Губы Дзекусиидо на экране продолжали шевелиться.

Бар наполнился смехом. «А-ха-ха!», «Во отмочил!» и прочее слышалось отовсюду. Посреди веселого трепа Дзекусиидо продолжал вещать:

«…В конечном итоге все, включая выбор навыков и характеристик, все зависит от реальных способностей и силы игрока…»

Внезапно голос оборвался.

Посетители бара разом обернулись к панели.

Дэзган

Дзекусиидо застыл, разинув рот; его глаза вылезли из орбит. Рука вяло поднялась, пытаясь ухватиться за грудь.

И тут же персонаж исчез, осталось лишь кресло из полигонов. Ведущая взволнованно произнесла:

«О нет, похоже, он отсоединился; но скоро он снова к нам вернется, пожалуйста, не переключайте канал, оставайтесь с нами…»

Но никто в баре этих слов не слышал. В потрясенном молчании все повернули головы к «нему».

«Он» расслабил правую руку и отвел пистолет, держа его горизонтально. Затем медленно повернулся, обводя взглядом потрясенных игроков.

Сделав полный оборот, «он» поднял черный пистолет над головой и выкрикнул:

– …Вот это настоящая сила, настоящая мощь! Глупцы, запомните это имя и страх, который оно вызывает!

«Он» вдохнул и –

– Имя моего пистолета и мое имя: «Вестник смерти» и «Дес Ган»[4]!!

«Он» убрал пистолет в кобуру и движением левой руки вызвал меню.

Нажимая кнопку «Выход», «он» испытал чувство триумфа, помноженное на дикую жажду делать это еще и еще.

ГЛАВА 1

– Добро пожаловать. Столик на одного? – официант вежливо поклонился.

Я ответил, что ищу кое-кого, и обежал взглядом просторное кафе.

От столика возле окна меня тут же позвал громкий голос.

– Эй, Кирито-кун, я здесь!

В воздухе плыла тонкая классическая музыка. Тихая-мирная беседа разом смолкла, едва я вошел, и я оказался под прицелом осуждающих взглядов. Я был в старой кожаной курточке и заплатанных джинсах, и процентов 80 посетителей заведения – дамочки из высшего света, отдыхающие от шопинга, – явно считали, что я ошибся адресом. Я почувствовал, как во мне поднимается раздражение к человеку, пригласившему меня сюда.

Будь это симпатичная девушка, я бы еще смирился, но, к сожалению, машущая мне рука принадлежала облаченному в костюм мужчине. Не утруждая себя попытками скрыть недовольство, я с громким звуком уселся на стул.

Рядом тут же возник официант и предложил стакан воды, теплое полотенце и меню. Как только я взял в руки изящную отделанную кожей деревянную обложку, с другой стороны столика послышался беззаботный голос:

– Сегодня я угощаю, так что заказывай что пожелаешь.

– Я бы и без этих слов так сделал, – коротко ответил я и пробежался взглядом по меню.

Я был в шоке: самое дешевое пирожное с кремом здесь было уже за 1200 иен; чисто на рефлексе я едва не заказал черный кофе. Но, вовремя вспомнив, что передо мной сидит чиновник с весьма приличной зарплатой и что стоимость моих развлечений будет покрыта за счет заработанных тяжким трудом денег налогоплательщиков, я все же не стал показывать себя идиотом (хотя был близок) и принялся спокойно заказывать.

– Тааак… парфе с шоколадом… наполеон… ну и ореховый кофе.

Каким-то образом мне удалось сделать заказ, не откусив себе язык в процессе, хотя я понятия не имел, что именно заказываю. Вместе вышло на 3900 иен. Я всерьез подумал, не попросить ли ограничиться гамбургером и шейком, а разницу выдать мне наличкой.

– Слушаюсь, господин.

Официант удалился элегантной походкой, и, наконец переведя дух, я взглянул на своего визави. Его звали Сейдзиро Кикуока, и как раз сейчас он уничтожал колоссальных размеров пудинг с горой взбитых сливок.

На вид он был – ну вылитый учитель японского: такой серьезный, строгий, с безвкусной прической и в очках с черной оправой. На самом же деле, вопреки внешности, он был служащим японского правительства. Работал он в Министерстве внутренних дел и коммуникационных технологий, во Втором отделе сетей нового поколения, или, как его называли в самом министерстве, в секторе администрирования виртуальных хранилищ отдела управления сетями и коммуникациями; ну а если коротко – в «Виртуальном отделе».

Иными словами, он следил за хаосом, творящимся в новых VR-мирах, как агент государства… или как потенциальный козел отпущения. Вообще-то мне было бы жаль, если бы его уволили, но такое было вполне реально.

И вот этот несчастный Кикуока-си, отправив наконец в рот остатки пудинга, поднял голову и улыбнулся невинной улыбкой; на лице его расплылось выражение чистого блаженства.

– Итак, Кирито-кун, приношу свои извинения за то, что вызвал тебя так срочно.

– Если вы сожалеете, вообще незачем было приглашать меня в Гиндзу.

– Но здесь взбитые сливки самые вкусные. Может, мне стоит пирожное взять, пока суть да дело…

Вытирая руки пахнущим лимоном полотенцем, я вздохнул и сказал:

– …И кстати, не думаю, что у вас есть право звать меня «Кирито».

– Как грууубо… разве не я был первым, кого ты встретил год назад, когда пробудился?

…К несчастью, это факт. Когда я вырвался из той «смертельной игры» и проснулся, первым меня навестил Кикуока – в то время тоже работавший в МВД, но в отделе по противодействию SAO.

Я тогда говорил с ним вежливым тоном, поскольку он излучал доброжелательность и вроде как был искренне озабочен моим состоянием; но вскоре я понял, что у него была отнюдь не одна причина налаживать со мной отношения, и начал говорить более резко и прямо. Вполне возможно, что он изначально намеревался меня использовать. Впрочем, не исключено, что тут я излишне подозрителен.

Я кинул взгляд на Кикуоку – тот, похоже, мучился, пытаясь решить, заказать ли еще пирожное, – и, поскольку совершенно не хотел плясать под его дудку, сказал:

– Я слышал, в Сагами Бей нашли огромные залежи редких металлов, и важные шишки устраивают по этому поводу вечеринку с танцами. Так что можете не раздумывать так усердно над одним кремовым пирожным.

При этих словах Кикуока поднял голову, моргнул несколько раз и улыбнулся.

– Ну, безотносительно того, насколько богатое там месторождение, к моему отделу это никакого отношения не имеет, так что вряд ли нам что-нибудь перепадет. Пожалуй, примирюсь пока с чувством голода – ради блага нашей экономики.

Он захлопнул меню, и я снова вздохнул.

– Вот и хорошо, пора бы вам уже рассказать, зачем вы меня сюда позвали. …Держу пари, еще какое-нибудь виртуальное преступление помочь раскрыть?

– О, раз Кирито-кун сразу взял быка за рога, мне будет проще.

После столь смелого заявления Кикуока взял с соседнего стула дипломат и достал тонкий планшетник.

…Ну да, в конце концов, он постоянно использует в качестве информаторов тех, кто выжил после крупнейшего сетевого преступления в Японии, «ЧП с "Sword Art Online"».

В норме при расследовании преступлений службы общественной безопасности, помимо прочего, платят за информацию, предоставляемую «внештатными сотрудниками» и «информаторами» – в общем-то, обычные бизнес-сделки. Если сейчас тот самый случай, приглашение меня в кафешку на пирожные вполне можно было рассматривать как «бизнес» между мной и Кикуокой.

Мне правда хотелось смотреть на вещи именно так; но передо мной был тот самый человек, который в нарушение всех правил сказал мне, в какой больнице держат Асуну, и этот долг я еще не оплатил.

Не имея той информации, я бы дольше разыскивал Асуну Юки в реальном мире, а значит, мог и не успеть раскрыть дьявольские планы Нобуюки Суго и вырвать Асуну из его когтей.

Так что пока, с учетом всех обстоятельств, я не очень возражал против того, чтобы быть «информатором» Кикуоки. Хотя и стал в последнее время говорить менее вежливо и заказывать более дорогие пирожные.

Пока суть да дело, мой благодетель – то ли осознанно, то ли нет – игрался со своим планшетником. Потом он ленивым тоном произнес:

– Нуууу, по этому поводу, понимаешь ли – уровень преступности в виртуальном пространстве растет…

– Хмм. А конкретнее?

– Ну, допустим… за один лишь ноябрь этого года было зафиксировано более ста случаев виртуального воровства, нанесения вреда чужой собственности и тому подобного. Далее, в тринадцати случаях споры в VR-играх переносились в реальный мир, в том числе один случай повлек смертельный исход… тот случай наделал много шума, так что ты, Кирито-кун, должен его помнить: человек сделал реплику европейского меча, принялся им махать на станции Синдзюку и насмерть зарубил двоих. Представляешь, клинок длиной сто двадцать сантиметров и весом три с половиной кило. Как ему вообще удалось махать этой железякой?

– Кажется, это был хардкорный геймер, который наширялся, и у него пошли глюки… но этот случай совершенно нетипичный, по нему нельзя судить об общей перспективе, в отличие от других случаев…

– Разумеется, по сравнению с общим ростом преступности в стране это просто ничто, но многие недальновидные люди могут счесть, что именно VRMMO-игры вызывают в обществе напряженность. Однако, как ты уже упоминал…

– …VRMMO-игры действительно заставляют людей терять связь с реальностью в какой-то степени. Это даже я вижу.

Бесшумно подошел официант и поставил передо мной два блюдца со сладостями и чашку кофе.

– Это весь ваш заказ, господин?

Когда я кивнул, он положил на угол стола счет с вытесненным на нем устрашающим лицом. Я глотнул кофе, от которого исходил тонкий ореховый аромат, и продолжил свою мысль.

– …Поскольку в большинстве этих игр плееркиллерство – это, можно сказать, повседневная рутина, такая среда вполне способна подготовить человека к убийству уже в реале. Особенно в этом новом жанре, где, когда отрубаешь кисть руки, кровь начинает хлестать во все стороны, а если взрезать живот, то все кишки лезут наружу. Ну и плюс еще есть маньяки-хардкорщики, которые скорее покончат с собой, чем разлогинятся.

Мою речь прервало «кхем» от соседнего столика; две сидящие там чопорные, благопристойные дамы сверлили меня испепеляющими взглядами. Я опустил голову и продолжил тише:

– С учетом этой рутины не так уж необычно, что нашелся в конечном итоге идиот, который перенес это все в реальность. Я тоже считаю, что здесь нужны какие-то меры, хотя закон тут практически бесполезен.

– Бесполезен, думаешь?

– Бесполезен.

Золотой ложечкой я аккуратно черпнул кусочек пирожного с розовым кремом и осторожно отправил в рот; в голове при этом мелькнула мысль, что одна такая ложечка стоит 100 иен. Наслаждаясь каждым кусочком, буквально тающим во рту, я продолжил обсуждать тему преступности.

– …Даже если вы их запретите. Запустить сервер VRMMO-игры относительно просто, так что вы можете сколько угодно запрещать их в Японии – пользователи и устроители просто переместятся за границу.

– Хмм…

Полный достоинства взгляд Кикуоки опустился, и, поразмыслив несколько секунд, чиновник раскрыл рот.

– …Твой наполеон такой вкусный на вид… не возражаешь, если я возьму кусочек?

– …

Мой третий вздох (вместе с тарелочкой) я адресовал Кикуоке. Это живое воплощение достоинства со смаком цепануло моего наполеона сразу иен на 280 и набило себе рот.

– Но знаешь, Кирито-кун, я вот тут думал… почему плееркиллерство? Разве жить с другими игроками в мире не интереснее, чем их убивать?

– …Вы ведь тоже играете в ALO, так что должны уже иметь представление; да и еще до Полного погружения существовала уйма MMORPG, которые многое заимствовали друг у друга. Ну, как минимум, поскольку чисто технически эти игры не имеют концовки, в них должно существовать что-то, что мотивировало бы игроков… и стремление играть ради того, чтобы стать сильнее других, – очень подходящая идея, мне кажется.

– Да?

Еще не дожевав, Кикуока поднял брови, словно прося объяснить более подробно. Ей-богу, ну почему мы сейчас об этом говорим? Глубоко в душе мне захотелось его отравить, наполовину из чувства мести; вслух, однако, я произнес:

– …Это относится не только к играм. Желание стать известным, подняться выше, чем остальные, – разве это не основная черта нашего общества? Даже вы должны это понимать; ведь и в вашем отделе есть люди, которые завидуют другим, потому что те закончили лучший университет или быстро продвигаются, потому что у них есть связи; а те, с другой стороны, смотрят на остальных, простых смертных, сверху вниз. А в конечном итоге низшие и высшие уравновешивают друг друга и тихо-мирно едят общий пирог, разве не так?

Кикуока проглотил наполеон и осторожно улыбнулся.

– Ты хорошо умеешь говорить гадости, правда? Ну а что насчет тебя, Кирито-кун? Как ты удерживаешь равновесие?

– …

У меня, конечно, комплекс неполноценности высотой с гору, но уж с этим-то типом я откровенничать не собираюсь. Сделав лицо попроще, я огрызнулся:

– …Ну, по крайней мере у меня есть девушка.

– Понятно, и по этому поводу я тебе смертельно завидую, Кирито-кун. Может, в следующий раз, когда мы будем в ALO, ты меня познакомишь с какими-нибудь девушками? С Владычицей сильфов, скажем, она как раз в моем вкусе.

– Предупреждаю заранее: как только вы скажете «я большая шишка в правительстве», вам тут же отрубят голову.

– Если это сделает она, я не против даже умереть разок. Ну так что там дальше?

– Так вот, насчет этого комплекса превосходства. Его чертовски трудно реализовать в настоящем мире. Тут ничего не добьешься, если только не будешь вкалывать изо всех сил. Нужно много заниматься, чтобы получать хорошие оценки, чтобы быть сильным в спорте, вообще чтобы стать более клевым… в общем, на все это нужно много времени и сил, и без гарантии, что все получится: условия-то почти невыполнимые.

– Понятно. Я ведь и сам учился до потери сознания, чтобы экзамены сдать, а в Тодай[5] так и не поступил.

Глядя на Кикуоку, который радостно улыбался, говоря про все это, я с трудом удержался от ехидной ремарки и продолжил свою мысль.

– И тут MMORPG приходят на выручку. Здесь, в отличие от реальности, потраченное время не пропадает впустую и твой персонаж со временем становится сильнее – он находит редкие предметы, прокачивает навыки, характеристики. Конечно, все равно приходится стараться, но все-таки это игра. Не надо учиться, не надо качать мускулы – здесь все веселее. Достаточно нацепить дорогие шмотки и пройтись по главной улице, показывая, какой высокий у тебя уровень, и те, кто слабее, будут тебе завидовать… виртуально, конечно. Если ты отправляешься на охоту, можешь легко выносить монстров, можешь спасать партии других игроков одним щелчком пальца. Тебя будут благодарить, уважать…

– Виртуально?

– …Конечно, это только один аспект, в ММО-играх есть еще много чего. В принципе, сетевые игры, в которых главный упор делается на общение, существуют уже очень давно, но MMORPG преуспели больше всех.

– …Ясно. То есть «добрые» игры не позволяют удовлетворить жажду превосходства?

– Именно так. …Ну а потом появились VRMMO-игры. В этих играх ты уже можешь пройтись по улице сам, а не вести своего аватара. Раньше ты мог лишь фантазировать, глядя на экран компьютера, а теперь все эти взгляды ты на самом деле чувствуешь на себе.

– Хмм. Похоже, так и есть, во всяком случае, когда ты идешь вдвоем с Асуной-тян по Игг-сити[6], на вас все таращатся.

– …Не нужно такие вещи говорить так прямо. Одним словом, в VRMMO-играх, если только потратить определенное время, каждый может ощутить собственное превосходство над другими. По сравнению с учебой, футбольными тренировками и зарабатыванием денег это гораздо легче, примитивнее и работает на уровне инстинктов.

– …Иными словами?..

– Иными словами, это «сила», грубая физическая сила. Способность уничтожить противника собственными руками. В какой-то степени это похоже на наркотик.

– …«Сила»… или величайшая «мощь», хех, – пробормотал Кикуока с ноткой ностальгии в голосе. – …Мальчишки всегда и везде ищут силу, в том или ином занятии… например, читают мангу про единоборства и хотят тренироваться так же, как персонажи. Но обычно большинство сразу понимают, что это бессмысленно, и начинают преследовать более реалистичные цели. …Понятно, и VRMMO дают еще один шанс, да?

Я кивнул и, будучи непривычен к столь долгим речам, смочил горло кофе, потом продолжил.

– Пхх. Некоторые игры-файтинги тоже, похоже, проникают в реальность, здесь даже появляются альянсы и школы единоборств.

– О? И что это означает?

– Проще говоря… то, чему их персонажи обучились в игре, вполне может помочь им стать экспертами в разновсяческих стилях карате и прочих кемпо. Это, в свою очередь, может привести к тому, что где-нибудь в Синдзюку-ку или Сибуе-ку[7] начнут разыгрываться типичные такие сцены из кино, где «хорошие парни» выносят «плохих парней» – правосудие в стиле «Tekken»[8]. …Ну и дальше я уже не могу вам сказать, что будет у них в головах. Короче, люди, которые живут в подобных играх, могут попытаться принести в реальный мир то, чему они обучились в VRMMO… а может, уже пытаются, к сожалению, не могу сказать, что это невозможно… вот как-то так.

– Понятно… мы имеем вторжение игровой концепции «силы» в реальность, хех. Послушай, Кирито-кун.

Лицо Кикуоки вновь стало серьезным.

– Мы сейчас говорим только о психологических вопросах, верно?

– …В каком смысле?

– Помимо того, что снимаются психологические барьеры, которые не позволяют применять насилие, и помимо того, что люди могут приобрести навыки, полезные для применения насилия… их физические характеристики не могут как-то тоже приспособиться… такого рода вещей ведь не может быть, да?

На этот раз пришло мое время замолчать и призадуматься.

– …В смысле, возвращаясь к тому примеру – ту физическую силу, которая нужна, чтобы махать трехкилограммовым мечом на станции Синдзюку, игрок получил в игровом мире – вы про это?

– Да, именно так.

– Хмм… как устройства Полного погружения воздействуют на нервную систему – по-моему, такие исследования еще только начинаются. Но вообще-то если долго неподвижно лежишь, общая сила, наоборот, снижается, хотя, конечно, на короткие промежутки времени выплески силы возможны из-за выброса адреналина… Но это ведь больше ваша область, чем моя, да?

– Когда-то давно я ходил слушать лекции одного профессора по нейрофизиологии, и для меня это было как на греческом… Ладно, мы немного отвлеклись, но наконец добрались до главного. Взгляни вот сюда, пожалуйста.

Кикуока пошаманил со своим планшетником и протянул его мне.

Я взял планшетник в руку; на экране была фотография незнакомого мне мужчины, а рядом с ней – домашний адрес и прочие детали. У мужчины были довольно длинные волосы, очки в серебристой оправе и толстые щеки и шея.

– …И кто это?

Взяв планшетник обратно, Кикуока поводил пальцами по дисплею.

– Тааак, месяц назад… это было четырнадцатого ноября. Владелец многоквартирного дома в Накано-ку, Токио, почувствовал неприятный запах из одной из квартир, когда убирался поблизости. Он попытался связаться с жильцом по домофону, но жилец не отвечал; на телефонные звонки ответа тоже не было. Поскольку электричество в квартире не было отключено, владелец из любопытства открыл электронный замок и обнаружил вот его… Тамоцу Сигемура, двадцать шесть лет – был мертв. Судя по всему, смерть наступила пять с половиной дней назад. Никаких следов ограбления в квартире не было; тело лежало на кровати, а на голове у него –

– …была Амусфера, рискну предположить.

У меня в комнате тоже была такая штука – головной убор в форме двух пересекающихся золотых колец. Образ этого устройства Полного погружения всплыл у меня в голове, едва я произнес это слово. Кикуока чуть кивнул.

– Совершенно верно. …Мы немедленно связались с его родственниками и затребовали вскрытие в рамках расследования этой загадочной смерти. Причина смерти: сердечный приступ.

– Сердечный приступ? Это когда сердце вдруг останавливается? И почему это произошло?

– Мы не знаем.

– …

– Поскольку с момента смерти прошло много времени и вероятность, что это преступление, была мала, детальной экспертизы мы не проводили. Но, похоже, он не ел последние два дня, все это время был в онлайне.

Я вновь нахмурился

Говоря откровенно, подобные случаи не так уж редки. Почему? Потому что даже если ничего не ешь в реале, но ешь что-то внутри VRMMO, ты чувствуешь сытость, и это ощущение длится несколько часов. Самые заядлые игроки, или хардкорщики, как их называют, считают время, проведенное вне игры, потерянным, так что ситуации, когда человек один-два дня ничего не ест, случаются.

Однако если такое происходит часто, негативные последствия для организма неминуемы. Игрок, живущий один и плохо питающийся, становится в итоге жертвой инфаркта… вполне реальная ситуация.

Прикрыв глаза и помолившись про себя, чтобы Сигемура-си нашел счастье в следующем мире, я сказал:

– …Это, конечно, трагедия, но…

– Печальная история, разумеется, но достаточно типичная в наши дни. В новостях о таких случаях не рассказывают, а родственники умершего не распространяются о произошедшем, поскольку хотят скрыть от всех, что он умер от пристрастия к играм; именно поэтому мы не предпринимаем никаких дальнейших действий. В каком-то смысле такие смерти тоже можно назвать вторжением VRMMO в реальность, но…

– …Вы ведь не стали бы меня звать, чтобы послушать какую-нибудь поверхностную теорию, верно? Так что не так с этим делом?

После моего вопроса Кикуока покосился на дисплей и ответил:

– Этот Сигемура-кун установил на свою Амусферу всего одну игру. «GunGale Online»… слышал про нее?

– Это… ну разумеется, слышал. Это ведь единственная в Японии VRMMO-игра для профи. Правда, сам я в нее не играл.

– Похоже, в «GunGale Online»… или, сокращенно, GGO – он был сильнейшим игроком. Это определилось в турнире, который состоялся в октябре. Его персонажа звали Дзекусиидо.

– …Значит, он умер, когда был в GGO?

– Как ни странно, нет. Его аватар Дзекусиидо был в гостях на канале «ММО Стрим», которым владеет одна из сетевых компаний.

– Ааа… вы имеете в виду их передачу «Победители недели»? Кстати, да, помню, я слышал, что во время передачи один из гостей неожиданно разъединился, и передачу пришлось прервать на середине…

– Да, скорее всего, это тот самый случай. Он умер от сердечного приступа во время шоу. По их логам можно определить все до секунды. А вот теперь неподтвержденная информация… согласно блогу одного из игроков, в то же время, когда случился сердечный приступ, в GGO произошло кое-что необычное.

– Необычное?

– «ММО Стрим» ведь транслирует и в GGO, верно?

– Ага. Обычно их показывают в барах.

– Вот как раз в баре, где транслировали шоу, это и случилось, в столице мира GGO, городе «КК Глоккен». В общем, в это время один из игроков сделал кое-что очень странное.

– …

– Он выстрелил из пистолета в изображение Дзекусиидо-си на экране, и при этом он кричал что-то о возмездии и смерти. Один из игроков, который записывал все происходящее, позже выложил запись в Интернет. В этом файле был и счетчик времени… и… в общем, выстрел был произведен девятого ноября в одиннадцать-тридцать и две секунды ночи по японскому времени. Сигемура-кун исчез из шоу в одиннадцать-тридцать и пятнадцать секунд.

– …Просто совпадение, по-моему, – произнес я и подвинул к себе вторую тарелочку.

Черпнув ложкой от какой-то цилиндрической штуковины чайного цвета, я поднес ее ко рту. Она оказалась холодной, я даже удивился. Если бы это был торт, то, видимо, торт-мороженое. Во рту начал растекаться густой и чуть сладковатый вкус шоколада, перекрывая неприятный привкус от разговора, затеянного Кикуокой.

Отправив в живот треть порции, я продолжил с того места, на котором остановился.

– Того, кто становится сильнейшим в GGO, вне всяких сомнений, ненавидят и завидуют ему гораздо сильнее, чем в любой другой VRMMO. Чтобы подстрелить реального человека, нужна немалая храбрость, но когда стреляют в изображение на экране, в этом нет ничего необычного.

– Все верно, если бы не еще один случай.

– …Что?

Моя рука с ложкой замерла; я уставился в бесстрастное лицо Кикуоки.

– На этот раз – всего десять дней назад, двадцать восьмого ноября. Тело было обнаружено в  квартире в двухэтажном доме в районе Омия, город Сайтама, префектура Сайтама. Продавцу газет показалось, что его сознательно игнорируют, потому что в квартире горел свет, а ему никто не отвечал; он нажал дверную ручку, и оказалось, что дверь не заперта. Заглянув внутрь, он увидел лежащего на футоне мужчину с Амусферой и с похожим ароматом…

«Кхем!» Наш разговор прервало настойчивое покашливание; мы оглянулись на тех же двух женщин, что и в прошлый раз; они смотрели на нас очень осуждающе. Но Кикуока продемонстрировал поразительную храбрость: он лишь спокойно кивнул им и продолжил:

– …В общем, детали экспертизы я пропущу. Причина смерти, как и в прошлый раз, – сердечный приступ. Его имя… это тоже неважно. Мужчина, тридцать один год. Тоже очень сильный игрок в GGO, его персонажа звали… Усудзио Тарако? Так, кажется?

– В SAO когда-то был парень по имени Хоккай Икура; может, они родственники?[9] Этот Тарако-си тоже участвовал в телепередаче?

– Нет, на этот раз все произошло в игре. Судя по логу его Амусферы, отсоединение произошло примерно за три дня до обнаружения тела, двадцать пятого ноября в десять-ноль-ноль и четыре секунды вечера. Ориентировочное время смерти – тогда же. В это время он был в Глоккене, на совещании Отряда – судя по всему, гильдии. Он поднялся на сцену, чтобы высказаться по какому-то вопросу, и тогда другой игрок сорвал совещание, выстрелив в него из пистолета. Несмотря на то, что городские улицы абсолютно безопасны и никакое оружие не наносит игрокам урона, это нападение его рассердило, и он погнался за стрелявшим, а потом внезапно исчез. Эту информацию мы почерпнули с интернет-форума, так что ее аутентичность под большим сомнением, но…

– Стрелок – тот же игрок, что в случае с Дзекусиидо?

– Это вполне возможно. Во всяком случае, у него было такое же имя, и он тоже говорил слова про «силу» и «воздаяние».

– …И какое же имя?..

Кикуока сверился с планшетником и нахмурился.

– Пистолет «Вестник смерти»… и игрок «Дес Ган».

– Дес… Ган…

…Иными словами, «Пушка смерти»?

Я положил ложечку на опустевшее блюдце, мысленно повторяя имя снова и снова. Очень специфичное имя; даже если оно придумывалось как шутка, все равно его обладатель производил некое впечатление. Пушка Смерти… имя, отдающее черной холодностью металла.

– …Вы точно уверены, что и Дзекусиидо, и Усудзио Тарака оба умерли от инфаркта?

– И что если я скажу «да»?

– И… никаких повреждений мозга?

Кикуока понял, к чему я клоню, и ухмыльнулся.

– Меня это тоже беспокоило. Я пытал на этот счет экспертов, но они никаких патологий не нашли – ни мозговых кровоизлияний, ни тромбов в мозговых артериях.

– …

– Плюс ко всему, когда нейрошлем… А, тебе нормально эту тему обсуждать?

– Нормально.

– …Так вот, когда нейрошлем убивает пользователя, его излучатели превращаются в микроволновку большой мощности, которая и уничтожает определенный участок мозга; но Амусферы принципиально неспособны испускать электромагнитные волны столь высокой мощности. «Это устройство способно передавать исключительно низко- и среднеинтенсивные сигналы, эмулируя пять органов чувств», – так заявляют разработчики.

– Значит, вы уже говорили с разработчиками… вы хорошо подготовились, прежде чем позвать меня, да, Кикуока-сан? Это случайность, что вам удается делать вашу работу, всего лишь проглядывая слухи?

Я уставился прямо сквозь линзы его очков в прищурившиеся глаза; лицо Кикуоки на секунду стало бесстрастным, потом на нем появилась улыбка.

– Меня отовсюду шугают; так что, в общем, я довольно-таки свободен.

– Тогда почему бы вам не помочь с прохождением Айнкрада? Генерал Юджин хвалил вас как хорошего мага.

По правде сказать, я никогда не считал этого человека карикатурой на чиновника министерства, хоть этот вывод и напрашивался из его внешности и манеры поведения. Он создал персонажа в ALO не потому что интересовался игрой, а, скорее всего, для удобства сбора информации о VR-мирах. Хотя в визитке, которую я от него получил, значилось, что он сотрудник Министерства внутренних дел и коммуникационных технологий, я чувствовал, что что-то тут подозрительно. Мне не раз уже приходило в голову, что на самом деле он работает в Департаменте национальной безопасности.

Но отложим это в сторону. Судя по всему, во время операции «Спасение жертв SAO» Виртуальному отделу удалось оперативно распределить всех игроков по больницам исключительно благодаря его усилиям. Поэтому, а также из-за его услуги, когда он сказал мне, где Асуна, мое отношение к нему составляют на 60% признательность и на 40% подозрительность.

Не знаю, догадывался Кикуока о моих мыслях или нет; так или иначе, он почесал в затылке и смущенно улыбнулся.

– Ты слишком любезен; я могу запоминать заклинания, но у меня плохо получается их выпевать. Со скороговорками у меня всегда были проблемы. …В общем, нууу, к нашим баранам: я думаю, процентов девяносто, что это либо совпадение, либо какое-то жульничество. Вот почему мы должны это доказать. …Кирито-кун, как ты думаешь, это возможно? Может ли человек, которого застрелили в игре, сразу после этого умереть от сердечного приступа в реальном мире?

Вопрос Кикуоки родил у меня в голове некую картину, которая заставила меня нахмуриться.

Одетый во все черное… безликий стрелок, вглядываясь в пустоту, спускает курок. Черная призрачная пуля вылетает из дула и пронзает виртуальную стену; в сеть прорывается пакет информации. От роутера к роутеру, от сервера к серверу, поворачивая туда-сюда, пуля летит вперед. Наконец она добирается до определенной квартиры, материализуется снаружи сетевой розетки, вмонтированной в стену, и врезается в сердце неподвижно лежащего человека…

Покачав головой, чтобы вытряхнуть из нее эту дурацкую картину, я поднял палец.

– Я думаю, это невозможно, но… давайте представим на минутку, что… Дес Ган и есть наш стрелок, и ему удалось каким-то образом послать сигналы в Амусферы Дзекусиидо и Усудзио Тарако…

– Хорошо, давай начнем отсюда. Это-то вообще возможно?

– Ага… если только посылается не некая таинственная убивающая сила, а обычные сенсорные сигналы… Вы помните историю с вирусом для Имаджинатора, которая недавно наделала много шуму?

– А, тот случай с почтой, да?

«Имаджинатор»[10] – это была программа, разработанная для Амусферы. Она генерировала виртуальное пространство, куда можно было нырнуть; там человек оказывался перед камерой, куда мог наговорить сообщение, а потом сконвертировать его в формат электронного письма. Получатель потом мог проиграть этот файл, который воспроизводил виртуальное тело автора сообщения и само сообщение – в общем, примерно так. Поскольку с помощью этой программы можно было пересылать видео, аудио и даже тактильные ощущения, она приобрела большую популярность.

Вскоре, разумеется, в программе была найдена «дырка», и кто-то создал вирус, заражающий письма, – что привело к большому скандалу. Если человек пытался нырнуть, имея зараженное письмо в ящике, оно автоматически открывалось, и перед глазами пользователя в цвете и звуке начинало проигрываться что-нибудь шокирующее – как правило, либо порнографическое, либо тошнотворное.

Затем, конечно, появился патч и проблема решилась, но…

– …Сейчас Имаджинатор стоит у большинства пользователей Амусферы. Если в нем есть еще какие-нибудь неизвестные «дырки» в безопасности и если известен е-мэйл или IP-адрес жертвы…

– …Дальше понятно: заранее выставить таймер и послать сигнал одновременно с выстрелом – нечто подобное вполне возможно.

Кикуока сцепил пальцы и, кивнув, положил на них подбородок.

– Хорошо, здесь понятно. Но тут проклятую пулю не пошлешь. В конечном итоге это просто стимуляция органов чувств.

– Иными словами, нужно заставить почувствовать что-то, от чего остановится сердце… возможно, какой-то вкус, запах… свет или звук… да? Ну что ж, давайте переберем все варианты по очереди. Сперва осязание, ощущение прикосновения.

Я приостановился и вжал большой палец правой руки в левую ладонь. Да, то, что я только что съел, – это было вовсе не шоколадное пирожное, как я сперва думал, а мороженое. Какое потрясение.

– …Что будет, если послать на все тело запредельное чувство холода? Как если прыгнуть в ванну с ледяной водой. Это может привести к остановке сердца?

– Эээ… если прыгнуть в ледяную воду, это может привести к остановке сердца, поскольку разница температур приведет к шоку, кровеносные сосуды по всему телу разом сожмутся, и сердце окажется перегружено… здесь так не выйдет.

– …Понятно, похоже, этот путь тогда закрыт. Даже если мозг чувствует холод, капилляры в других участках тела его не ощутят…

– Ну хорошо, а что если так?

На этот раз Кикуока потер руки. Возможно, это была ошибка с моей стороны; но на лице Кикуоки появилась бессердечная улыбка.

– Сверхмаленькие насекомые… меньше жука, скорее даже червяки. Гусеницы там или многоножки – ощущение, что тебя бросили в яму, где они кишат. Разумеется, в сопровождении видео. Уггг, даже при мысли об этом мурашки по коже идут.

– …

У меня не оставалось выбора, кроме как тоже попытаться представить себе эту картину.

Я спокойно гуляю по лугу, и вдруг земля проваливается прямо у меня под ногами, и я падаю в глубокую яму. Тонкие длинные твари ползают вокруг, они повсюду, они залезают на руки, ползут к шее, забираются под одежду…

– …Мда, у меня тоже мурашки.

Я потер руки и покачал головой.

– Но такую степень шока даже тот вирус «Имаджинатора» мог делать. Когда внезапно на голову сваливается гигантская гусеница или здоровенная медуза. Но инфаркта ни у кого не случилось… по-моему. Видите ли, когда входишь в VRMMO, ты изначально готов к неожиданностям, на подсознательном уровне. Бывает, босс выскакивает прямо рядом с тобой; если каждый раз из-за такого у тебя будет инфаркт, это будет уже совсем несмешная игра.

– В этом есть разумное зерно, – Кикуока пожал плечами, взял в руки чашку и немного покрутил. – …Хорошо, следующими рассмотрим чувства вкуса и обоняния. Но как это может работать? Если кто-то внезапно ощутил какой-то супернеприятный вкус или запах… что-нибудь вроде кивиака. Его тогда может вырвать. И эта реакция может затронуть другие части тела…

– Даже если так, трудно ожидать, что от этого сердце остановится. А может, он захлебнется собственной рвотой? И кстати, что такое кивиак?

В следующее мгновение, заметив восторженный блеск в глазах Кикуоки, я пожалел, что спросил. Этот тип обожает говорить обо всяких гадостях. Несмотря на хорошую, прилично оплачиваемую работу, у него до сих пор не было девушки, и эта привычка – вполне возможно, одна из причин.

– О, ты разве не знаешь? Кивиак – это эскимосская еда. В начале лета они ловят мелких перелетных птиц, которые называются «люрики», и фаршируют ими тюленя, из которого вытаскивают мясо. Затем это все на несколько месяцев отправляют в темный холодный уголок, пока тюлений жир как следует не пропитает птичек и они не ферментируются – конкретнее говоря, протухнут. И тогда они вытаскивают оттуда птичек, как расплавленный шоколад, у них вкус похожий. Запах, наверно, хуже даже, чем у Сюрстрёмминга[11], но вкус… раз попробуешь – и уже никогда не наешься…

Звяк! Оглянувшись на звук, я увидел, как две женщины по соседству, прикрыв рот руками, торопливо покидают столик с выражением крайнего отвращения на лицах. В который уже раз я глубоко вздохнул и перебил Кикуоку:

– Если вам случится побывать в Гренландии, обязательно попробуйте. И можете не объяснять, что это за сюр-как-там-его.

– А, ну ладно.

– Не расстраивайтесь. …И в любом случае от поедания всяких гадостей инфарктов не бывает. Поехали дальше… видео, хех.

Насыщенный аромат кофе развеял дурно пахнущие слова Кикуоки, и я продолжил.

– Здесь то же, что и в том примере с насекомыми. Даже специально подобранное видео вряд ли сможет остановить сердце, какую бы страшную или мерзкую ерунду там ни крутили. Серьезную травму, полагаю, может вызвать, но расследовать это дело будет очень трудно.

– Хмм… специально подобранное, говоришь?

– Угу. …К примеру – это было еще до моего рождения, так что я не знаю деталей, – но многие дети по всей стране, которые смотрели некое аниме, вдруг разом попадали с симптомами эпилепсии[12].

– …А, это. Я тогда ходил в детский сад и видел все собственными глазами, – с ноткой ностальгии в голосе произнес Кикуока. – По-моему, там мигал красный и синий свет, это и вызвало припадки.

– Скорее всего. Если человеку показать видео, где быстро сменяются яркие цвета, он в норме рефлекторно зажмурится. Но если сигнал посылается прямо в мозг, зажмуриться невозможно, и полностью вреда избежать не удастся.

– Да, это верно.

Кикуока кивнул, но тут же покачал головой и сказал:

– Однако этот вопрос обсуждался, когда разрабатывалась Амусфера. В результате там сейчас стоит предохранитель – ограничитель яркости. Видео, у которого амплитуда яркости больше определенного значения, Амусфера просто не воспроизводит.

– …Эй, послушайте-ка.

На этот раз взгляд, которым я одарил Кикуоку, состоял на 100% из подозрительности.

– По-моему, вы уже рассмотрели все эти возможности, верно? Если вы уже загрузили мозги вашим из министерства, зачем вам еще и я, чтобы это обсуждать? Чего вы хотите на самом деле?

– Нет-нет, ты меня неправильно понял. Твой стиль мышления, Кирито-кун, очень стимулирует, мне это здорово помогает. И потом, мне просто нравится с тобой беседовать.

– Мне зато не очень нравится беседовать с вами; и что касается восприятия звука, там тоже должен стоять ограничитель. Следовательно, делаем вывод: воздействовать на сердце реального человека из мира игры невозможно. Пальба этого Дес Гана-си и сердечные приступы тех двоих – просто совпадение. До свидания, я иду домой, большое спасибо за угощение.

У меня было предчувствие, что если разговор продолжится, ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому я поспешно поблагодарил Кикуоку и встал.

Однако Кикуока столь же поспешно произнес, пытаясь меня остановить:

– Пааааа-, погоди, погоди. Мы только теперь переходим к главному вопросу. Можешь заказать еще пирожное, только послушай меня еще немного, пожалуйста.

– …

– В общем, я очень рад, что Кирито-кун пришел к такому выводу. Я тоже считаю, что эти две смерти вызваны не выстрелами в игровом мире. Однако, несмотря на это, я хочу попросить тебя об одной услуге…

«Ну вот, начинается…» – с этой мыслью я нахмурил брови и приготовился слушать дальше.

– Не мог бы ты загрузиться в «GunGale Online» и связаться с этим Дес Ганом?

И он улыбнулся.

Глядя в эту невинную, лыбящуюся чиновничью харю, я ответил самым холодным голосом, на какой только был способен:

– Связаться с ним? Почему бы не сказать прямо, Кикуока-сан: «Пойди к этому Дес Гану, и пусть он тебя подстрелит».

– Нет, ну, это, а-ха-ха-ха.

– Нафиг такие дела! Если что-нибудь случится, что я тогда буду делать? Лезьте сами ему под пулю, ловите свой инфаркт!

Я снова встал, но Кикуока ухватил меня за рукав.

– Мы же только что вместе пришли к выводу, что это все неправда. И потом, у этого Дес Гана весьма строгие критерии выбора целей.

– …Критерии? – переспросил я и невольно уселся обратно.

– Да. Эти два игрока, Дзекусиидо и Усудзио Тарако, которых подстрелил Дес Ган, оба были знаменитыми, элитными игроками. То есть в слабого игрока он вряд ли будет стрелять… наверное. Мне даже нескольких лет не хватит, чтобы стать достаточно сильным для этого. Но для тебя, кого даже Каяба-си признал сильнейшим…

– Для меня это тоже невозможно! GGO – не такая уж простая игра, в ней собрались профи!

– Да, кстати, что означает это «профи»? Ты уже говорил об этом.

Осознавая, что Кикуока таки заставляет меня плясать под его дудку, я все же с неохотой ответил:

– Дословно – это люди, зарабатывающие игрой на жизнь. «GunGale Online» – единственная VRMMO, в которой есть система конвертации внутриигровой валюты в настоящую.

– Вот как?

Даже такой проныра, как Кикуока, не может знать все внутриигровые тонкости; похоже, на этот раз его вопрос был искренним.

– Если по-простому, то деньги, которые ты зарабатываешь в игре, можно конвертировать в настоящие деньги, которые придут тебе на счет. Вообще-то это не японские иены, это электронные деньги. Но поскольку сейчас на них можно купить все, что угодно, это по большому счету одно и то же.

– …Но как может VRMMO оставаться в бизнесе, если она это делает? Сотрудники фирмы же не бесплатно работают?

– Конечно. Никто не говорит, что деньги может делать любой, кто пожелает. Это то же самое, что Патинко[13] и скачки. Абонентская плата, если мне не изменяет память, три тысячи иен в месяц, и для VRMMO это довольно много. Но зарабатывает средний игрок за месяц в лучшем случае десятую часть от этого… где-то несколько сотен иен. Но, пожалуй, можно сказать, что уровень азарта там очень высок… время от времени кто-нибудь вдруг рраз – и находит какую-нибудь редкую штучку. Если он потом продает ее на внутриигровом аукционе, а потом обменяет выручку на электронные деньги, может выйти несколько десятков, а то и сотен тысяч иен. И когда слышишь подобную историю, непременно подумаешь: «Когда-нибудь и мне так повезет…» Эта игра внутри как огромное казино.

– Хммм, понятно-понятно…

– Так вот, «профи» – это тот, кто зарабатывает деньги каждый месяц. Сильнейшие игроки, по слухам, в месяц имеют двести-триста тысяч иен. Если сравнить это с зарплатами в реальном мире, выйдет не так уж и много… но если не шиковать, на это вполне можно жить. Словом, все сводится к тому, что эти игроки живут за счет абонентской платы, которую вносит большинство. Это я и имел в виду, когда сказал, что в GGO сильнейшим игрокам завидуют больше, чем в других играх. Это примерно как когда чиновник правительства лопает офигенно дорогие пирожные на деньги налогоплательщиков.

– Фу-фу-фу, Кирито-кун, как всегда, суров. Это мне в тебе и нравится.

Не обращая внимания на показное неведение Кикуоки, я его оборвал.

– …Именно поэтому в GGO сильнейшие игроки проводят куда больше времени и с куда большим энтузиазмом, чем в любой другой MMO-игре. Я же ничего не знаю о деталях механики этой игры – я просто не могу вслепую сунуться туда и соперничать с ними. И вообще, название как бы намекает, что здесь сражаются в основном в перестрелках… а я по части огнестрельного оружия не очень. Мои соболезнования, но вам придется подыскать себе кого-нибудь другого.

– Погоди, послушай, но я же никому другому не могу это доверить. Ты для меня единственный, потому что ты единственный VRMMO-игрок, с которым я могу связаться в реальности. И еще… если ты говоришь, что с профессионалами трудно тягаться и что они этой игрой зарабатывают себе на жизнь, тогда ты тоже можешь считать это работой.

– …Что?

– Денежная компенсация за помощь в расследовании. Это, может… и не столько, сколько в месяц получают лучшие игроки в GGO, но по крайней мере вот столько.

Увидев жест Кикуоки, поднявшего три пальца…

…честно говоря, я вздрогнул. На такие деньги можно купить новейший комп с 24-ядерным процессором, и еще останется. Однако во мне тут же вновь поднялось подозрение.

– …Не заводите меня, Кикуока-сан. Почему вообще столько суматохи вокруг этого дела? Это почти на сто процентов просто слух, страшилка из тех, какие часто ходят по инету. Двое словили инфаркт и теперь больше не появляются в игре, вот такая байка и начнет ходить.

Получив вопрос в лоб, Кикуока поправил своим тонким пальцем очки – он явно старался спрятать от меня взгляд. Вне всяких сомнений, прямо сейчас он прикидывал, какая часть его ответа будет правдой, а какая обманом. Что за хитрец.

– …По правде говоря, это мое начальство беспокоится…

И тут же чиновник, начавший фразу, вновь превратился в улыбчивого парня.

– Сейчас влияние технологии Полного погружения на реальность – та тема, которая волнует абсолютно всех. На культуру, на общество ее влияние, несомненно, огромно, но вот в области биологии пока все очень противоречиво. Например: как виртуальные миры могут изменить сам образ жизни человека? Чисто гипотетически – если будет показано, что есть хоть какие-то признаки опасности, пора будет накладывать ограничения. Вообще-то во время происшествия с SAO такой закон едва не был принят. Но я – точнее, Виртуальный отдел – мы решили не отступать, а настаивать на своем – ради того, чтобы люди могли продолжать получать удовольствие от VRMMO-игр, а также ради новой эры, молодости VR. Вот почему мы хотим знать все об этом случае еще до того, как он привлечет к себе излишнее внимание и им заинтересуются всякие юристы. Хотелось бы, чтобы это оказалось просто жульничество, но мы должны быть уверены в этом абсолютно. И воспользуемся всеми методами, какими только сможем.

– …Все это ваше понимание молодости VR-индустрии, ваши принципы – ладно, это сойдет просто как ваша добрая воля. Но если вас правда так интересует это дело, как насчет напрямую связаться с компанией-владельцем? Если вы проанализируете логи, то сможете узнать, кто подстрелил Дзекусиидо и Тарако. Даже если персональная информация, с которой он зарегистрировался, фальшивая, вы узнаете его IP-адрес и тогда узнаете реальные имя и адрес уже у его провайдера.

– …У меня, конечно, длинные руки, но через Тихий океан не дотянутся и они, – Кикуока устало нахмурился; похоже, на этот раз его чувства были не показными. – «Заскер», компания, которая разрабатывает и владеет GGO… совершенно непонятная организация, о которой мы почти ничего не знаем и серверы которой в Америке. Внутриигровая служба поддержки работает нормально, но в реальном мире мы не то что адреса – мы даже их телефона и е-мэйла не знаем. Господи, с тех пор, как в сеть выложили «Семя», всякие подозрительные VR-мирки плодятся, как грибы после дождя, и GGO – один из них.

– …О, вот как? – перебил я и пожал плечами. Лишь мы с Эгилем знали источник программного пакета для разработки виртуальных миров под названием «Семя». И внезапное появление в преобразованном ALO парящей крепости Айнкрада произошло, с точки зрения общественности, благодаря остаткам информации с изначального сервера SAO, управлявшегося ныне покойной «РЕКТО Прогресс»

– И, в общем, поэтому если мы хотим узнать правду, у нас нет выбора, кроме как связаться с нужным человеком непосредственно в игре. Разумеется, мы рассмотрим все, даже самые невероятные возможности и примем все мыслимые меры безопасности. Кирито-кун отправится в игру из специальной комнаты, которую мы подготовим, и мы отсоединим тебя сразу же, если обнаружим хоть какие-то отклонения в работе Амусферы. Я вовсе не прошу тебя позволить себя подстрелить; все, что от тебя потребуется, – просто рассказать, какое у тебя сложится впечатление. …Ты ведь согласишься, да?

Прежде чем я сам это понял, я уже оказался в таком положении, когда просто не могу ответить «нет»

Вообще не надо было с ним встречаться… Я всерьез жалел уже, что согласился прийти, – но в то же время во мне пробудилась капелька интереса.

Способность вмешиваться в дела реального мира из мира виртуального… если такое возможно, не это ли ключ к изменению мира, которого жаждал Акихико Каяба? То, что началось зимой три года назад, – еще не закончилось?

Если так, то на мне лежит обязанность увидеть своими глазами, как все повернется.

Я зажмурился, сделал глубокий вдох и произнес:

– …Понимаю. Это, конечно, для меня проблема, но если надо всего лишь зайти в игру, то я зайду. Но я понятия не имею, встречу я или нет этого Дес Гана. Ведь даже его существование под вопросом.

– Эмм… насчет этого… – Кикуока с невинным видом ухмыльнулся. – Разве я не говорил? Во время первого случая со стрельбой один из игроков, кто там был, записал аудио; я уже вытащил оттуда все, что интересно. Это голос Дес Гана-си; пожалуйста, можешь слушать сколько душе угодно.

Я на полном серьезе выругался мысленно «чтоб тебе самому сердечный приступ заработать», сердито глядя на протягивающего беспроводные наушники Кикуоку.

– …Благодарю, что отложил свои планы ради меня.

Дождавшись, пока я надену наушники, Кикуока ткнул пальцем в экран. В моих ушах раздался тихий шорох.

Потом шорох внезапно прекратился, сменившись напряженной тишиной; и вдруг тишину разорвал резкий голос:

«Вот это настоящая сила, настоящая мощь! Глупцы, запомните это имя и страх, который оно вызывает! Имя моего пистолета и мое имя: "Вестник смерти" и "Дес Ган"!!»

Голос звучал с каким-то нечеловеческим, металлическим оттенком.

И все же за этим выкриком я четко ощущал живого человека. Владелец голоса не отыгрывал роль – он излучал искреннюю, безумную жажду убийства.

ГЛАВА 2

Выходя через ворота С10 со станции Отемати линии Тиёда, она посмотрела на часы на левой руке.

До назначенного времени – трех часов дня – оставалось еще пять минут. Асуна Юки собралась уже опустить руку, как вдруг взгляд ее упал на окошечко с датой на циферблате.

Воскресенье, 7 декабря 2025.

Не какая-то особая круглая дата – но в сердце Асуны распустился бутон некоего чувства. Зашагав по улице Эйтай, она подняла глаза, взглянула на ворота Императорского дворца[14] и беззвучно прошептала:

«…Скоро будет год…»

Непроизнесенными остались слова: «…как я вернулась в реальный мир».

Из парящей стальной крепости (SAO) в птичью клетку на вершине дерева (ALO); а уже оттуда она была вызволена и вернулась в реальный мир в середине января этого года. Фантастический мир постепенно уходил в глубь воспоминаний; и все же иногда ей это казалось таким странным – она так вот просто живет в реальном мире.

Мощенная камнем широкая улица, придорожные деревья, раскачивающиеся под холодным ветром, пешеходы, прячущие лица за воротниками и шарфами. И посреди этой толпы идет – она, Асуна.

Все вокруг – не цифровые 3D-объекты, а самые настоящие камни, растения, живые существа.

Но как мы определяем, что есть «настоящее»? Если всего лишь «то, что состоит из атомов и молекул», то это ничем не отличается от виртуальных полигонов. Потому что истинная сущность этих полигонов состоит из электронов в памяти сервера. С точки зрения физики элементарных частиц, разница непринципиальная.

Хотя нет, одно различие есть: обратимость. Объекты, существующие в реальном мире, как живые, так и неживые – если их разрушить, то вернуть в изначальное состояние будет уже невозможно. А в мире виртуальном можно с легкостью получить уничтоженный объект снова, без единого байта неверной информации.

…Нет.

Неправильно. В том мире, в Айнкраде, потерянное нельзя было вернуть – значит, оно по правде существовало. Все, что Асуна трогала, чувствовала, теряла, находила те два года, проведенные в парящей крепости, – все это было самое что ни на есть «настоящее».

Если все дело было именно в этом.

– …Разница между реальным и виртуальным миром… в чем же она?.. – сама того не сознавая, прошептала Асуна, и вдруг на ее вопрос…

– Всего лишь количество информации.

…пришел ответ откуда-то сбоку; от неожиданности Асуна вздрогнула.

– Что, чтооо?!

Она поспешно обернулась на голос и, увидев лицо парня, удивленно моргнула.

Чуть длинноватая челка. Тонкие черты лица – но это придавало ему умный вид. Черная рубашка, черная кожаная курточка поверх и черные же потертые джинсы.

Он был очень похож на аватар, который использовал; отсутствие меча за спиной казалось каким-то неестественным. Асуна сделала глубокий вдох, пытаясь унять поднявшуюся из глубины сердца сладкую боль, и произнесла в ответ:

– …Ты меня напугал, так неожиданно появился, ты что, кристаллом-телепортером воспользовался?!

Услышав эти слова, парень – Кадзуто Киригая – невесело улыбнулся.

– Вовсе не неожиданно. Мы ведь договорились на это место и время?

– Ээ…

Асуна вновь огляделась.

Пешеходная улица купалась в мягком солнечном свете; на водной глади рва играли блики. Прямо перед Кадзуто с Асуной через ров шел мостик, упирающийся в громадные ворота, охраняемые почетным караулом. Да, это был вход в Императорский дворец, где Асуна и договорилась встретиться с Кадзуто. Похоже, она шла, погрузившись в свои мысли, и незаметно для себя пришла к месту назначения.

Асуна застенчиво улыбнулась и пожала плечами.

– А-ха-ха, похоже, я была на автопилоте. Эмм… кстати, добрый день, Кирито-кун.

– Это опасно, в реальном мире нет функции навигатора. …Привет, Асуна.

Как только Кадзуто поздоровался, его черные глаза вдруг прищурились, уставясь на Асуну.

– Что… что? Что это так внезапно? – спросила Асуна, недоумевая, не случилось ли чего, и машинально прикрыла грудь руками. Кадзуто поспешно замотал головой и, запинаясь, ответил:

– А, не, просто… это… мне показалось, этот костюм тебе идет, он чем-то напоминает…

– Э?..

Асуна невольно опустила взгляд на свое одеяние; ей понадобились полновесные две секунды, чтобы понять, что Кадзуто имел в виду.

Сегодня на ней было зимнее пальто из белого твида, а под пальто – вязаная юбка в шотландском стиле, белая в красную клетку.

Короче, она была в цветах не существующей больше гильдии «Рыцари Крови». Если вспомнить – в Айнкраде она почти всегда носила красно-белую рыцарскую униформу. Это, похоже, и вспомнил Кадзуто.

Коснувшись пальцами левой стороны поясницы, Асуна с улыбкой произнесла:

– …Да. Только рапиры моей нет… Да, Кирито-кун, ты тоже – сегодня ты весь в черном.

Кадзуто тоже смущенно улыбнулся.

– Только без двух мечей. …По правде, я сейчас стараюсь не одеваться во все черное, но сегодня с утра Сугуха затеяла большую стирку, и это все, что у меня осталось.

– Такое случается, если грязную одежду просто раскидываешь.

Обшлаг ее рукава встретился с рукавом Кадзуто; две ладони переплелись пальцами.

– В общем, сегодня мы оба случайно надели «цвета тех дней». Какое совпадение, – произнесла Асуна, стоя чуть выше Кадзуто и глядя ему в глаза. Кадзуто чуть прокашлялся и невыразительно ответил:

– Мы так встречаемся уже год; это должно было когда-нибудь случиться.

– Эй, ты должен был просто сказать «ну надо же!»

Асуна чуть надулась, потом потянула за руку в кожаном рукаве.

– Необязательно стоять, пока говорим, идем лучше. А то скоро темнеть начнет.

– А, конечно.

Кадзуто кивнул; Асуна прижалась к нему, и они направились по мосту к воротам.

Старинные ворота в белой стене, омытые красным закатом, бросали на мост черную тень. Несмотря на воскресный день, туристов почти не было – не сезон.

Они прошли мимо одетых в шинели часовых, вошли в ворота и приобрели пластиковые билеты в кассе. За серебристой оградой тянулось громадное пространство, поросшее деревьями, – трудно было поверить, что здесь центр центра Токио.

Хотя идея гулять в воскресенье принадлежала Асуне, встретиться «перед главным входом» решил Кадзуто.

В сам Императорский дворец туристов не пускали, но одна из частей комплекса в пределах рва – Восточный парк – была открыта для посещений в определенные дни недели; этого Асуна до сегодняшнего дня не знала. Разумеется, вошла сюда она тоже впервые в жизни. Шагая по широкой, красивой дорожке, она вновь ощутила какое-то странное чувство; повернувшись к своему спутнику, она спросила:

– …Да, кстати, почему ты выбрал для свидания Императорский дворец? Кирито-кун, ты интересуешься историей?

– Вообще-то не очень. Главная причина… недавно меня пригласили в одно место неподалеку по одному дурацкому вопросу…

На какое-то мгновение, когда он вспомнил что-то, крылья его носа раздулись – но тут же его лицо стало прежним, мягко улыбающимся, и он продолжил:

– Об этом расскажу позднее; но тебе не кажется, что Императорский дворец – довольно интересное местечко?

– …Интересное? И что в нем интересного?

Кадзуто моргнул и указал правой рукой на растущие впереди деревья.

– С юга на север два километра, с запада на восток полтора. Северный парк и внешние парки суммарно занимают два и три десятых миллиона квадратных метров, это двадцать процентов всего Тиёда-ку. Это больше, чем Ватикан или Букингемский дворец, хотя и меньше, чем Версаль… И он не только на поверхности – под ним нет ни единого тоннеля, ни одной железной дороги, и над ним запрещены полеты. Короче, этот дворец – громадная вертикальная стена посреди Токио, громадная площадь, куда нет доступа.

При этих словах Асуна мысленно нарисовала план Токио. Кругами подвигав левый указательный палец, она наконец понимающе кивнула.

– Кстати, большинство крупных дорог, кольцевых и радиальных – у них же у всех центр здесь…

– Вот именно. Токио не квадратный весь, как Киото, – он круглый, с радиально-кольцевой застройкой. И этот центр закрыт. Не только на физическом уровне, информация тоже заблокирована. Как Древо Мира в старом ALO… прости. У тебя там плохие воспоминания.

– Нет, все нормально.

Кадзуто тревожился за Асуну, долгое время проведшую в плену на прошлом Древе Мира. Она покачала головой и спросила:

– Закрыт на физическом уровне – это я понимаю… но информация – что ты имеешь в виду?

– А, это…

Кадзуто кинул взгляд на окружающие деревья, затем короткими движениями руки указал в несколько мест.

– Смотри: вон там и там камеры видеонаблюдения, видишь? Эта система безопасности – сейчас она абсолютно изолированная. Частная, закрытая сеть, ни единого выхода наружу.

– Аа… кстати, эти камеры какой-то странной формы.

Глядя туда, куда показывал Кадзуто, она увидела черный шар на столбе. Если не знать, что это камера, его можно скорее принять за фонарь.

– По слухам, здесь тестируют систему безопасности нового поколения… короче, это место – центр Токио и одновременно абсолютно изолированный «другой мир»… ну, может, я чуть-чуть преувеличиваю.

– А-ха-ха, самую малость.

Так болтая, они миновали громадную каменную стену, и дорожка резко пошла вверх. Какое-то время они поднимались молча, и вдруг перед ними открылся вид.

С той стороны холма лежал луг, настолько огромный, что его противоположный край терялся, как в тумане. Поскольку была зима, трава пожухла и приобрела буроватый оттенок; листья на деревьях почти все опали. С приходом весны отсюда будет просто шикарный вид.

– Вот здесь руины замка Эдо. А немного к северу от луга по идее должен быть внутренний дворец, в нем часто снимают исторические фильмы.

– Пойдем посмотрим!

Вновь взяв Кадзуто за руку, Асуна прибавила ходу. Людей вокруг по-прежнему было мало, в основном иностранные туристы. Они миновали семью из мужа, жены и двух симпатичных белокурых сестренок; те попросили снять их на фоне замка. Когда Кадзуто с удовольствием сделал фото, женщина улыбнулась и предложила: «Давайте я вас двоих тоже сниму!» Асуна застенчиво встала рядом с Кадзуто, и их сфотографировали.

Получив фотографию на свои мобильники и помахав сестричкам, Кадзуто и Асуна распрощались с туристами. Глядя, как семья удаляется, омытая оранжевым закатным светом, Асуна невольно вздохнула.

– …Устала?

Асуна случайно поймала его взгляд.

– Не-у-га-дал! Просто захотелось, чтобы наше будущее тоже было как… это… ну… в общем!

Брякнув эти слова не подумавши, она залилась краской и чуть ли не бегом двинулась вперед.

– Эй, эй, погоди!

После короткой игры в догонялки (с Кадзуто в роли догоняющего)  они добрались до развилки: дорога шла вдоль луга на север и на юг. Возле развилки стояла скамья, на которую Асуна и села.

Она по-прежнему не глядела на Кадзуто; тот, сев рядом, робко произнес:

– Мм, нуу, это… если бы у Юи была младшая сестренка, она была бы очень рада, я уверен.

Услышав эту фразу, здорово напоминающую быструю подачу в бейсболе, Асуна почувствовала, как кровь вновь прилила к ее щекам, и хихикнула.

– Т-ты прав, да.

– Эй, сейчас нельзя смеяться, злая ты…

– А-ха-ха, прости, прости. Но правда, как было бы здорово, если бы Юи-тян смогла прийти на эту сторону и тоже жить с нами…

Юи – так звали девочку, с которой они познакомились в старом SAO. На самом деле это была саморегулирующаяся программа по контролю эмоционального состояния игроков, иными словами – ИИ; однако она искренне считала Асуну своей мамой, а Кадзуто папой. Незадолго до разрушения Айнкрада ее программа была сохранена в памяти нейрошлема Кадзуто и таким образом избежала стирания. Сейчас она «жила» в комнате Кадзуто, в компьютере, подготовленном им специально для нее.

Однако прямой контакт с Юи был возможен только при Полном погружении – иными словами, исключительно внутри ALO. Конечно, в реальном мире ее можно было бы загрузить в мобильный телефон, но емкости аккумулятора хватало ненадолго, так что они никак не могли «всегда быть вместе».

Поэтому, хотя Асуна любила Юи как дочку, а Юи обожала Асуну как маму, между ними всегда была стена – стена, разделяющая виртуальный и реальный миры…

Внезапно Кадзуто ухватил Асуну за левую руку.

– Не волнуйся, когда-нибудь мы сможем жить вместе. Технологии полного погружения развиваются, и совсем скоро ДР[15] начнет использоваться гораздо сильнее, чем сейчас.

– Мм… да… верно.

– Ага. Грань между реальным и виртуальным будет стираться больше и больше. Сейчас, правда, большая разница в объеме информации, это и есть препятствие…

Слушая Кадзуто, Асуна сидела, опустив голову, и крепко держала его за руку; но при этих словах она подняла голову.

– Ах да, ты же это уже говорил. Разница между реальным и виртуальным миром – только количество информации. Что ты имел в виду?

– Это…

Кадзуто на мгновение отвел глаза, потом взглянул на свою и Асуны сцепленные руки.

– Вот, к примеру, когда мы в ALO так вот держимся за руки, это ведь отличается от реального мира, правда?

Когда Кадзуто это сказал, Асуна сосредоточилась на своих ощущениях.

Упругость соприкасающихся ладоней. Тепло, отгоняющее холодный зимний воздух. Все это в точности мог ощущать и аватар-фея в ALO. Однако прилипание кожи к коже, трение линий на ладонях, еле заметная пульсация от тока крови – такого даже самая продвинутая технология Полного погружения воспроизвести не в силах.

– Да… верно. Настоящая рука может чувствовать гораздо больше… ясно, это и есть «больше информации», да?

– Да. Но Амусфера продолжит развиваться; и что будет, когда ощущение касания кожи и пульсация тоже будут воспроизводиться? Чисто по касанию ты сможешь различить настоящую руку и руку аватара?

– Смогу, – мгновенно ответила Асуна; Кадзуто мигнул – судя по всему, он удивился. Глядя ему в лицо, Асуна поспешила добавить:

– Но только если это рука Кирито-куна. Если чья-то еще – наверное, нет.

Температура руки Кадзуто и его пульс тут же подскочили. Почувствовав это, Асуна рассмеялась и сказала:

– Сейчас не только осязание – зрение, вкус, звук и запах, все они в реальном мире несут больше информации. Так что… даже если бы сейчас Амусфера имела функцию ДР…

– Да. Достаточно взгляда или касания, и ты поймешь, настоящее это или нет.

Функция ДР подразумевает использование Амусферы в бодрствующем состоянии, когда реальная картина и звук дополняются цифровой информацией. Если такое станет возможно, эта технология заменит и компьютерные терминалы, и мобильные телефоны. Прямо перед глазами у человека будет виртуальный рабочий стол, где он сможет ходить по Интернету, работать с электронной почтой, смотреть карты, чтобы найти дорогу куда-либо, получать информацию о людях и предметах – спектр применений ограничивается лишь воображением.

Сейчас РЕКТО только начала работать с крупными информационными компаниями, пытаясь создать такое устройство, но пока до практического применения дело не дошло из-за ряда технических проблем: сбоя фокусировки при физической активности, отсутствия достаточно емких аккумуляторов и прочих.

– …К сожалению, с нынешним типом шлема постоянная ДР, похоже, нереализуема. Но когда-нибудь случится технологический прорыв, и мы сможем получать огромные объемы данных по всем пяти чувствам прямо в реальном мире… и это будет означать, что мы сможем погружаться всегда, без кроватей и розеток.

Асуна кивнула на слова Кадзуто и продолжила его мысль:

– Мы пройдем тогда сквозь эту стену и будем с Юи всегда… такой день обязательно придет.

– Да, непременно.

Они сейчас говорили почти те же слова, что на 22 уровне Айнкрада, когда расстались с Юи. Заметив это, Асуна ощутила, как тепло расходится по всему ее телу, и опустила голову на правое плечо Кадзуто.

То обещание воссоединиться было исполнено через несколько месяцев.

Вот почему она была уверена: их слова обратятся в реальность и на этот раз.

Короткий зимний день подходил к концу; солнце сваливалось за деревья на западе. Небо окрасилось оттенками красного, оставшиеся птицы летели куда-то стайками.

Сотни лет назад люди, жившие в этом городе, должно быть, смотрели с этого же огромного луга на точно такой же закат. И еще сотни лет пройдут, и в совершенно другом уже мире кто-то будет смотреть на такое же красное небо…

– …Ах…

Внезапно грудь Асуны сдавила ностальгическая тоска, и девушка вздохнула. Повернулась к сидящему рядом Кадзуто. Когда их взгляды встретились, она улыбнулась.

– Я, кажется, поняла. Поняла, почему ты привел меня сюда.

– Э… правда?

– Да. …Если мир существует в пространстве и по оси времени, то Токио… это наш центр реального мира, конечно же. И… «Семя» сейчас позволяет множить виртуальные миры, но временная ось той крепости больше не существует. И поэтому цвет заката здесь навевает такие воспоминания…

Кадзуто несколько раз моргнул, потом раскрыл рот.

– Вот как… да, может быть. Я в этом смысле не думал. Но… после твоих слов кое-что я понял.

– Ээ, что ты понял?

– Форму Айнкрада. Вполне возможно, тот слоистый конус символизирует как раз «пространство и временную ось».

Секунду Асуна думала, потом медленно кивнула.

– Да… может, так и есть. Но если так, то тот сложный мир, который создал Лидер, должен был когда-нибудь сойтись в точку и исчезнуть. Если бы, конечно, кто-то не взорвал его в процессе.

– П-прости… сублидер.

Оба негромко рассмеялись. Через несколько секунд Кадзуто сделал глубокий вдох и, по-прежнему не выпуская руки Асуны, поднялся со скамейки.

– Ладно, пора возвращаться, здесь закрывают в пять.

– Мм, в следующий раз давай пригласим Лизбет и Лифу-тян тоже. Пообедать вместе на этом лугу было бы просто здорово.

– Конечно, но только весной. Обязательно.

Опершись на руку Кадзуто, Асуна тоже встала и еще разок взглянула на закатное небо.

«Хочу домой», – мелькнула у нее мысль. Однако имелся в виду вовсе не квартал Миясака в Сэтагая-ку, где жила семья Юки в реальном мире. 22 уровень Айнкрада – хоть и на короткое время, именно там был их «лесной дом».

Несмотря на то, что тот бревенчатый домишко был стерт вместе со всей парящей крепостью, – в сердце Асуны сохранилось теплое местечко. Впрочем, пока они туда не вернулись, они снимали домик в Иггдрасиль-сити над Альвхеймским Древом Мира – он и был сейчас домом для Асуны, Кирито и Юи.

Идя к северным воротам Хиракава, Асуна спросила:

– Слушай, можешь сегодня вечером залогиниться? Я хочу рассказать Юи про сегодня.

– Конечно. Часов в десять, скажем.

Кадзуто кивнул и улыбнулся, но тут же его лицо приобрело какое-то странное выражение.

– Ээ, у тебя какие-то планы?

– Нет, не в этом дело. Сегодня должно быть нормально… просто, Асуна, я…

Кадзуто, обычно довольно редко запинающийся в разговоре, несколько секунд давил из себя «ааа – эээ – эммм»; но то, что он произнес затем, повергло Асуну в ужас.

– …Я скоро… возможно, переведу «Кирито» из ALO в другую игру…

– …Ээ – чтооооо?!

Стая птиц сорвалась с ближайшего дерева в ответ на потрясенный возглас Асуны.

Продолжение...

[1] AGI – сокращение от англ. Agility – ловкость, проворство. Все сокращенные названия характеристик даны латиницей в оригинале. Другие характеристики, которые будут упоминаться ниже: STR (Strength) – сила; VIT (Vitality) – здоровье, LUK (Luck) – удача. Здесь и далее прим. Ushwood.

[2] Название игры можно перевести как «Стрелковый шторм онлайн».

[3] Оригинальное название «Bullet of Bullets», дословно «Пуля пуль» или «Пуля из пуль».

[4] Ник «Death Gun» – дословно «Пушка Смерти». В отличие от имени пистолета, ник игрока написан на английском в оригинале.

[5] Тодай – Токийский университет, самый престижный ВУЗ Японии.

[6] Имеется в виду Иггдрасиль-сити.

[7] Синдзюку-ку, Сибуя-ку – районы Токио.

[8] Tekken – известная серия компьютерных игр в жанре «файтинг».

[9] По-японски «тарако» – тресковая икра, «икура» – лососевая икра. Отсюда и шутка Кадзуто насчет «родственников».

[10] Название происходит от англ. Imagine – «воображать».

[11] Сюрстрёмминг – шведское национальное блюдо, консервированная забродившая сельдь.

[12] Речь идет о происшествии 16 декабря 1997 года, когда при просмотре эпизода «Покемона» у нескольких сотен детей и взрослых по всей Японии случились приступы эпилепсии. Виной было пятисекундное красно-синее мигание фона.

[13] Патинко – популярный в Японии игровой автомат, нечто среднее между денежным игровым автоматом и вертикальным пинболом.

[14] Императорский дворец в Токио – главная резиденция японских императоров. Дворцовый комплекс в центре Токио, окруженный парковой зоной.

[15] ДР (Дополненная Реальность, англ. Augmented Reality) – собирательный термин, включающий в себя технологии, дополняющие реальную картину виртуальными элементами. Типичный пример – линия офсайда, рисуемая на стоп-кадрах футбольных телетрансляций, или вид «из глаз» Терминатора в одноименном фильме.


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!