Sword Art Online - Кавахара Рэки/ Ushwood/ Lady Astrel/ Danholm (Часть 1)

Sword Art Online

Перевод с английского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel

Русифицированные иллюстрации - Danholm

Аудиоформат  1 - 7 главы >>

Аудиоформат  8 - 15 главы >>

Аудиоформат  16 - 23 главы >>

Аудиоформат  24 - 26 главы >>

Скачать в виде текстов >>

Том 1. Айнкрад 

Пролог

Гигантская крепость из камня и стали, парящая в бескрайнем небе.

Это и был весь мир, больше не существовало ничего.

Диаметр самого нижнего уровня был километров десять — там мог бы поместиться весь Сэтагая-ку1; группе привередливых ремесленников понадобился месяц, чтобы облазить его весь. А дальше возвышалась еще сотня уровней, один над другим; размер сооружения был просто невероятен. Даже гадать было бесполезно, сколько же данных здесь содержалось.

Внутри располагалась пара крупных городов, а кроме них — бессчетное количество городков и деревень, лесов и лугов, и даже озер. Лишь одна лестница соединяла каждый уровень со следующим, и располагались эти лестницы в донжонах, набитых бродячими монстрами, так что разыскивать эти лестницы и восходить по ним было делом нелегким. Правда, как только кто-то прорывался и попадал в город уровнем выше, тамошний Портал соединялся с Порталами во всех городах на предыдущих уровнях, так что любой желающий мог перемещаться между ними свободно.

таких вот условиях крепость покоряли уровень за уровнем, и продолжалось это уже два года. Сейчас передний край был на 74 уровне.

Называлась крепость «Айнкрад» — парящий мир сражений на мечах, засосавший в себя около шести тысяч человек. Мир, также известный как…

«Sword Art Online».

Sword Art Online / Мастера меча онлайн - 1 сезон 1-9 серии (смотреть онлайн)

Продолжение серий аниме на следующей странице >>

Глава 1

Серый клинок рассек мое плечо.

Тонкая линия в верхнем левом углу моего поля зрения немного укоротилась. Одновременно холодная рука дотронулась до моего сердца.

Sword Art Online

Синяя линия, называемая «полосой хит-пойнтов», — это визуальное отображение моей жизненной силы. Там по-прежнему оставалось чуть более восьмидесяти процентов. Нет, эта фраза не вполне годится. Я только что на двадцать процентов приблизился к смерти.

Я отпрыгнул назад, прежде чем вражеский клинок вновь начал свое атакующее движение.

— Хааа…

Я сделал глубокий выдох и успокоил дыхание. «Телу» в этом мире кислород не требовался; но там, по ту сторону, в реальном мире мое распростертое тело сейчас наверняка тяжело дышит. Обмякшие руки, должно быть, покрыты потом, сердце колотится запредельно.

Sword Art Online

Разумеется.

Даже если все, что я сейчас вижу перед собой, — трехмерная виртуальная реальность, а укоротившаяся полоска — не что иное, как кучка цифр, показывающая количество хит-пойнтов, все это нисколько не меняет того, что я сражаюсь за свою жизнь.

Если взглянуть под таким углом, бой этот совершенно несправедливый. Ведь стоящий передо мной «враг» — гуманоид с тускло светящимися руками, покрытыми темно-зеленой чешуей, и с головой и хвостом ящерицы — был не человеком и вообще не живым существом. Это была просто кучка цифр, которую система восстанавливала, сколько бы раз ее ни убивали.

Нет.

Искусственный интеллект, управляющий человекоящером, каждую секунду боя изучает мои движения и приспосабливается отвечать на них. Правда, как только этот экземпляр погибнет, данные сбросятся и не передадутся следующему монстру, который сгенерируется здесь.

Так что в некотором смысле этот человекоящер тоже был живым. Единственное, уникальное существо во всем мире.

— …Верно?

Конечно, человекоящер — монстр 82 уровня, именуемый «Лорд Человекоящер», — не мог понять, что именно я пробормотал себе под нос, но зашипел и оскалился в улыбке, демонстрируя острые зубы, торчащие из вытянутых челюстей.

Это — реальность. Все в этом мире настоящее. Нет никакой виртуальной реальности и прочих обманов любого рода.

Я развернул одноручный меч, который держал в правой руке, горизонтально на уровне середины туловища, и продолжил следить за врагом.

Человекоящер выдвинул вперед левую руку с круглым щитом и отвел назад правую, с ятаганом.

Холодный порыв ветра пронесся по темному донжону, пламя на кончике факела задрожало. Размытое отражение пламени в мокром полу задрожало следом.

— Краааа!!

Издав ошеломляющий вопль, человекоящер прыгнул. Чертя крутую дугу в воздухе, ятаган метнулся в мою сторону. Траектория его светилась ослепительно-оранжево: высокоуровневый одноударный навык для изогнутого меча «Смертельный полумесяц». Это был мощный атакующий прием мечника, позволяющий преодолевать четырехметровое расстояние за четыре десятых секунды.

Только я эту атаку уже ждал.

Я постепенно увеличивал расстояние специально для того, чтобы заставить ИИ принять такое решение. Теперь я сблизился с человекоящером, отмечая в уголке мозга запах жженого чего-то, который оставлял ятаган, прошедший в считанных сантиметрах от моего носа.

— …Ха!

С коротким выдохом я рубанул мечом горизонтально. Меч, теперь испускающий небесно-голубое сияние, полоснул по слабозащищенному брюху, и из раны вместо крови полился ярко-алый свет. Раздался низкий рев.

Однако мой меч не остановился. Система помогла мне, подключив заранее запрограммированные движения, и новый удар пошел следом за предыдущим настолько быстро, что в норме такое движение было бы невозможно.

Это и есть самый важный элемент в битвах в этом мире: «навык мечника».

Меч прошел справа налево и рассек человекоящеру грудь. Затем мое тело описало полный круг, и третий удар пришелся еще глубже, чем два предыдущих.

— Ррааарр!

Едва человекоящер восстановился от краткой заторможенности, которая всегда возникает после того, как применяешь сильный навык и промахиваешься, он заревел от ярости (а может, от страха) и поднял ятаган над головой.

Sword Art Online

Но мое комбо еще не закончилось. Меч, летящий справа налево, внезапно подпрыгнул влево-вверх, будто сработала какая-то пружина, и ударил монстра в сердце — критическую точку.

Небесно-голубой ромб, прочерченный моими четырьмя ударами, вспыхнул и рассыпался. Навык, позволяющий нанести последовательно четыре горизонтальных удара, «Горизонтальный квадрат».

Донжон ярко осветился, затем свет медленно угас. Одновременно полоса хит-пойнтов над головой человекоящера исчезла, вся до последней точки.

Огромная туша упала, оставляя за собой светящийся след, затем вдруг застыла в неловкой позе…

…со звоном, напоминающим звук бьющегося стекла, она разлетелась на множество полигонов и исчезла.

Такова в этом мире смерть. Мгновенное абсолютное разрушение, ни единого следа потом.

Я кинул взгляд на появившиеся в центре поля зрения фиолетовые строки — мои очки опыта и подобранные трофеи — и, крутанув мечом вправо-влево, отправил его в ножны, висящие у меня за спиной. Затем я сделал несколько шагов назад и, прислонившись спиной к стене донжона, медленно сполз вниз.

Я выдохнул все, что накопилось в легких, и закрыл глаза. виске начало пульсировать, видимо, из-за усталости от долгого боя. Я пару раз встряхнул головой, пытаясь прогнать боль, и открыл глаза.

Светящиеся часы в правом нижнем углу поля зрения показывали, что уже больше трех часов дня. Пора выбираться из лабиринта, а то я не успею в город до темноты.

— …Ну что, двинули?

Слушать меня было некому, но все же я произнес эту фразу и медленно поднялся на ноги.

Хватит с продвижением на сегодня. Вновь мне удалось не попасть в руки смерти. Но впереди короткий отдых, а затем наступит завтра со своими новыми сражениями. Когда дерешься, не имея стопроцентных шансов на победу, то, какие бы меры безопасности ты ни принимал, рано или поздно наступит день, когда птица удачи покинет тебя.

Проблема лишь в том, будет ли эта игра пройдена, прежде чем я вытяну пикового туза.

Если ты ценишь собственную жизнь превыше всего, самое мудрое — сидеть в деревне не высовываясь и ждать, пока игру пройдет кто-нибудь другой. Но я каждый день иду на передний край — в одиночку. Может, я просто помешан на VRMMO2 и на повышении своих характеристик в бессчетных сражениях? Или…

…или я идиот, нахально полагающий, что он может собственным мечом добыть свободу для всего мира?

Начав свой путь к выходу из лабиринта с легкой улыбкой самоиронии на губах, я вспомнил тот день.

Два года назад.

День, когда все кончилось — и все началось.

Глава 2

— Ахх… хааа… уааххх!

Меч, двигаясь в такт этим странным выкрикам, рассек лишь воздух.

И тут же синий кабан, на удивление проворный, если учесть его размер, яростно ринулся на своего противника. Я расхохотался, глядя, как этот самый противник, получив удар кабаньим рылом, описал в воздухе дугу и, брякнувшись на землю, покатился по склону холма.

— Ха-ха-ха… да нет же. Главное — первое движение, Клайн.

— Арр… вот ублюдок.

Человек, который жаловался, — игрок по имени Клайн, — поднялся на ноги и, глядя на меня, уныло произнес:

— Но Кирито, даже если так… он же двигается, и с этим я ничего не могу поделать.

Лишь несколько часов назад я познакомился с этим рыжеволосым парнем в бандане и простеньком кожаном доспехе. Если бы он назвал свое настоящее имя, вряд ли нам удалось бы обойтись без суффиксов, но оба наших имени — и его «Клайн», и мое «Кирито» — были выдуманы для наших персонажей. Если добавлять к ним «-сан» или «-кун», это звучало бы ужасно комично.

Ноги вышеупомянутого персонажа задрожали.

«Похоже, он малость растерян».

Я подобрал камешек из травы под ногами и поднял чуть выше плеча. Как только система распознала первое движение навыка мечника, камешек чуть заблестел зеленым.

Затем моя левая рука двинулась словно сама по себе, и камешек полетел вперед. Прочертив за собой луч света, он влетел кабану точно между глаз. Гиик! Кабан яростно взвизгнул и повернулся ко мне.

— Ну разумеется, они двигаются. Это же не тренировочные манекены. Но если ты начнешь верное движение, система сама уже проведет прием и нанесет удар по цели за тебя.

— Движение… движение…

Бормоча это слово, словно какое-то заклинание, Клайн поднял правую руку с саблей.

Sword Art Online

Хотя синий кабан, официально именуемый «Бешеным Кабаном», был монстром всего лишь первого уровня, Клайн лишился уже почти половины хит-пойнтов, пока безумно махал своей саблей и раз за разом попадал под кабаньи контратаки. принципе, даже если он умрет, то тут же воскреснет в Стартовом городе, расположенном совсем рядом; но вновь идти сюда, на охотничьи земли, конечно же, не хотелось.

Похоже, для завершения боя требовалось лишь одно верное движение.

Я вскинул голову и заблокировал атаку кабана мечом в правой руке.

— Хмм, как же объяснить… это не то, что «раз, два, три — затем удар»; это скорее как собрать немного энергии, а потом, как только почувствуешь, что навык пошел, раздается такое БАМ! — и ты ударил монстра…

— «Бам», э?..

Грубоватое, но мужественное лицо Клайна скорчилось в злобную гримасу, когда он поднял свою саблю на уровень середины туловища.

Глубокий вдох, затем выдох; чуть подсев, Клайн поднял саблю таким жестом, словно собирался положить ее на плечо. На этот раз система распознала позу правильно, и изогнутый клинок начал медленно разгораться оранжевым светом.

— Хха!

С этим утробным рыком он прыгнул; его движение было совершенно не похоже на прежние. Вжик! Клинок прочертил в воздухе огненно-красную траекторию. «Жнец», базовый навык для одноручного изогнутого клинка. Сабля попала кабану точно в шею, когда тот как раз собирался ринуться в очередную атаку, и скосила все оставшиеся у него хит-пойнты, которых, как и у Клайна, была где-то половина.

«Гьекк!» — жалобно вскрикнул кабан, и его здоровенная туша разлетелась, точно разбитое стекло. Тут же появились фиолетовые цифры, показывающие, сколько очков опыта я заработал.

— Даааа!

Клайн, улыбаясь во весь рот, принял нарочито победоносную позу и воздел левую руку. Я «дал пять» и улыбнулся в ответ.

— Ну, с первой победой… только у этого кабана трудность примерно как у слизняков в других играх.

— Э, чего? Я думал, он полубосс или что-то типа того!

— Это уж вряд ли.

Моя улыбка стала немного натянутой, когда я пристроил свой меч за спину.

Хотя я его и дразнил, все же я прекрасно понимал, что он сейчас чувствует. У меня-то опыта на два месяца больше, чем у него, а он только сейчас открыл для себя это потрясающее чувство, которое приносит уничтожение врага собственными руками.

Клайн принялся раз за разом применять все тот же навык, всякий раз подбадривая себя воинственными выкриками, — практиковался, видимо. Я оставил его в покое и осмотрелся.

Простирающиеся до горизонта луга начали отсвечивать красным в лучах заката. Далеко на севере виднелся лес, на юге блестела озерная гладь, и у самого горизонта на востоке с трудом, но все же можно было различить контур окружающей город стены. На западе же было лишь бескрайнее небо с плывущими по нему облаками.

Луговина, где мы находились, была расположена к западу от Стартового города, который, в свою очередь, лежал в северной части первого уровня колоссальной летающей крепости — Айнкрада. Здесь наверняка сражалось с монстрами множество игроков, но из-за огромной площади никого из них я не видел.

Наконец-то удовлетворившись, Клайн убрал саблю в ножны и подошел ко мне, тоже вертя головой.

— Но, однако… вот смотрю, смотрю вокруг — и никак не могу поверить, что все это «внутри игры».

— Ну, вообще-то, даже если ты говоришь «внутри», это же не значит, что сюда засосало наши души или типа того. Наши мозги просто видят и слышат без участия глаз и ушей… то, что им передает нейрошлем, — и я пожал плечами. Клайн по-детски надул губы.

— Ты, может, привык уже, а для меня это первое Полное погружение! Это обалденно, да? Да… здорово, что я родился в этом десятилетии!

— Ты преувеличиваешь.

Но после этих слов я рассмеялся — я был с ним полностью согласен.

Нейрошлем.

Так называлось оборудование, которое было необходимо для игры в эту VRMMORPG — «Sword Art Online».

Базовое устройство этой машины совершенно не такое, как у предыдущих.

отличие от старых интерфейсов человек-машина, таких как «плоские мониторы» или «ручные контроллеры», нейрошлемы имели очень простой и рациональный интерфейс, покрывающий голову и лицо человека целиком.

Внутри располагалась уйма электроники, и с помощью испускаемых ей электромагнитных сигналов шлем связывался непосредственно с мозгом пользователя. Пользователь видел и слышал не при помощи глаз и ушей, но через сигналы, посылаемые прямо в мозг. Более того, машина воздействовала не только на зрение и слух, но также на осязание, вкус и обоняние — иными словами, на все пять чувств.

Когда ты, натянув на себя нейрошлем и закрепив его ремешком под подбородком, произносишь команду к старту «Начать подключение», все шумы тут же глохнут и ты погружаешься в темноту. Потом ты проносишься сквозь радужное кольцо — и вот ты уже в другом мире, в мире, полностью состоящем из данных.

Итак, полгода назад эта машина, продажи которой начались в апреле 2022, открыла дверь в виртуальную реальность. Компания-производитель электроники, создавшая нейрошлем, назвала процесс подключения к виртуальной реальности –

«Полным погружением».

Это было абсолютное отрешение от реальности — что вполне соответствовало прилагательному «полное».

Дело в том, что нейрошлем не только посылал фальшивые сигналы якобы от органов чувств, но также блокировал и перенаправлял сигналы, посылаемые мозгом к телу.

Это следовало бы считать главным требованием для свободного передвижения в виртуальной реальности. Если бы сигналы от мозга поступали к телу, когда пользователь находится в состоянии Полного погружения, всякий раз, когда пользователь начинал бы бежать, его реальное тело врезалось бы в стену.

Благодаря тому, что нейрошлемы перенаправляют сигналы, посылаемые головным мозгом через спинной, мы с Клайном можем свободно перемещать наши аватары и махать мечами.

Мы полностью окунулись в игру.

Эффект этот захватил меня и других таких же геймеров настолько, что мы были уверены: никогда больше не вернемся к старым тачскринам со стилусами и к датчикам движения.

Клайн взирал на луг, колышущийся под ветром, и на далекие стены города, и в глазах его стояли настоящие слезы.

— Значит, SAO — твоя первая игра с нейрошлемом? — спросил я.

Клайн, похожий сейчас на спокойного, мужественного воина периода Сэнгоку3, обернулся в мою сторону и кивнул.

— Ага.

Если бы он сумел сохранить серьезное выражение лица, выглядел бы очень впечатляюще — как актер в историческом фильме. Разумеется, реальное его тело было совершенно другим. Я видел перед собой аватар, созданный из ничего, кроме кучки настроек.

Конечно же, я и сам выглядел сейчас, как сверх меры мужественный красавец из какого-нибудь фэнтезийного аниме.

Клайн тем временем продолжал своим низким, сильным голосом (разумеется, голос тоже был не его собственный).

— Ну, вообще-то, я вроде как наспех покупал эту железяку — сразу, как только мне удалось наложить лапы на SAO. Первая партия игры ведь всего десять тысяч копий была. Так что, думаю, я просто везунчик… ну, вообще-то, если подумать, ты в десять раз более везучий, что тебя выбрали для бета-тестирования. Они ведь всего тысячу человек взяли!

— Угу, наверно.

Клайн смотрел на меня, не сводя глаз. Я невольно поскреб в затылке.

Я помнил весь восторг и энтузиазм, который вызвало появление в СМИ сообщений о выходе «Sword Art Online», словно это было вчера.

Нейрошлемы должны были задать тон всем играм будущего, использующим Полное погружение. Однако, поскольку железо было совсем новым и необкатанным, лишь ничем не примечательные игры предлагали соответствующий софт. Это все были головоломки, обучалки и экологические игры; у закоренелых геймеров, таких как я, это вызывало лишь недовольство.

Нейрошлемы позволяют создавать настоящую виртуальную реальность.

Но в тех играх можно было пройти всего лишь сотню метров, а потом ты неизбежно утыкался в стенку; это было колоссальное разочарование. Неудивительно, что хардкорные геймеры вроде меня, те, кого полностью затянул кайф нахождения в игре, начали ждать появления игр вполне определенного жанра.

Мы ждали сетевую игру, которая позволила бы миллионам игроков залогиниться, а затем — развиваться, сражаться и просто жить своими персонажами; иными словами — мы ждали MMORPG.

И когда предвкушения и ожидания достигли предела, первая VRMMORPG была наконец анонсирована — «Sword Art Online». Местом действия игры была объявлена парящая в небе стоуровневая крепость.

Игроки должны были жить в мире, полном лесов и озер, и, полагаясь лишь на свой меч и свою настойчивость, открывать пути к верхним уровням, побеждать бессчетных монстров, беспрерывно пробиваться наверх.

«Магия», считавшаяся обязательной составляющей любой фэнтезийной MMORPG, была беспощадно вырезана; взамен игрокам предлагалось едва ли не бесконечное количество навыков, называемых «навыками мечника». Это входило в общий план, а план состоял в том, чтобы с помощью Полного погружения дать игрокам почувствовать, каково сражаться с помощью собственного тела.

Навыки были самые разнообразные: ремесленные навыки, такие как кузнечное дело, работа с кожей и шитье; повседневные навыки, такие как рыбная ловля, готовка и игра на музыкальных инструментах; и прочие, позволяющие игроку не только сражаться в этом огромном игровом мире, но и жить в нем. Если игрок того желал и если он обладал достаточно высокими навыками, он вообще мог купить себе дом и стать пастухом.

По мере того как информация капля за каплей попадала в печать, энтузиазм игроков рос все сильнее.

Для бета-тестирования требовалась всего тысяча человек; однако, по слухам, добровольцами на тестирование вызвались сразу сто тысяч — половина приобретенных к тому времени нейрошлемов. Лишь везение помогло мне пролезть в эту узкую щелочку и оказаться в числе избранных. К тому же бета-тестеры получили дополнительную привилегию — приоритет при покупке игры, когда она наконец выйдет официально.

Два месяца бета-тестирования — это было как во сне. Когда я сидел в классе, все мои мысли были только о распределении навыков, снаряжении и оружии; едва уроки заканчивались, я со всех ног мчался домой и нырял до следующего утра. Я и глазом не успел моргнуть, как бета-тест завершился. тот день, когда мой персонаж перестал существовать, я испытал такое чувство потери, словно только что отрезали и выкинули половину меня.

И вот — сегодня, 11 ноября 2022 года, в воскресенье…

…после всей необходимой подготовки «Sword Art Online» наконец вышли в продажу, и в час дня игровой сервер был официально открыт.

Я, конечно же, потерпел полчаса и лишь затем, ни секунды более не задерживаясь, вошел в игру; но, проверив состояние сервера, обнаружил, что залогинилось уже более девяти с половиной тысяч человек. Похоже, все те, кому повезло обзавестись игрой, чувствовали то же, что и я. Все интернет-магазины заявили, что игра была распродана за считанные секунды после появления в продаже; в оффлайновые же магазины, начавшие торговать на день раньше, выстроились очереди дня на четыре; сумятица поднялась такая, что попала даже в новости. Это значило, что почти все, кому удалось раздобыть копию игры, были серьезными игроманами.

Да и действия Клайна явно это показывали.

Едва войдя в SAO, я тотчас кинулся по старой-знакомой мощенной камнем дороге Стартового города, ведущей к магазину оружейника. Увидев, как я сразу, без колебаний побежал вперед, Клайн понял, что я бета-тестер, и бросился следом.

— Эй, научи меня чему-нибудь! — взмолился он.

«Во нахал, — удивился я. — Как вообще можно требовать чего-то у совершенно незнакомого человека?» Я просто потерял дар речи от изумления.

— Аа, э, это… давай заглянем к оружейнику? — предложил я, словно какой-то NPC4; в итоге мы объединились в партию, и я начал учить его основам боя — так мы и пришли к тому, что имеем сейчас.

Сказать по правде, я плохо схожусь с людьми и в реальной жизни, и в играх; возможно, в играх даже хуже, чем в жизни. Во время бета-тестирования я познакомился с парой ребят, но ни с кем из них не сошелся достаточно близко, чтобы называть его другом.

Но в Клайне было что-то притягательное, и это меня совершенно не тревожило. Подумав, что, может, мне удастся с ним поладить, я сказал:

— Так… что теперь собираешься делать? Продолжишь охотиться, пока не привыкнешь?

— Конечно! …хотел бы я так сказать, но… — учтивый взгляд Клайна метнулся в правый нижний угол его поля зрения: он проверял время. — общем, мне пора выйти и перекусить. Я заказал пиццу на полшестого.

— Весьма предусмотрительно, — только и смог произнести я в ответ. Клайн выпятил грудь.

— А то! — гордо заявил он. — Я договорился скоро встретиться со своими приятелями в Стартовом городе. Если хочешь, я тебя с ними познакомлю, и ты сможешь записать их в друзья. Тогда вы сможете всегда посылать друг другу мессаги. Как тебе это?

— Ээээ… хмммм… — забормотал я.

Я неплохо поладил с Клайном, но не было никакой гарантии, что то же получится и с его друзьями. Я чувствовал, что, скорее всего, с ними я не сойдусь и в результате разойдусь и с Клайном тоже.

— Стоит ли…

Клайн, видимо, понял причину моей неуверенной реакции и помотал головой.

— А, ну я ничего не навязываю. Познакомиться всегда успеется.

— …Ага. Извини… и спасибо.

Услышав, что я его благодарю, Клайн замотал головой изо всех сил.

— Э, э! Это я должен тебя благодарить. Ты мне здорово помог. Я тебе скоро верну должок. Морально.

Улыбнувшись, Клайн вновь глянул на часы.

— …Так, я вываливаюсь ненадолго. Огромное спасибо, Кирито! Пока.

С этими словами он протянул мне руку. У меня мелькнула мысль, что вдругой игре этот человек стал бы настоящим лидером, и я пожал ему руку.

— Ага, до встречи.

Мы отпустили руки.

Здесь и случилось то, после чего Айнкрад (или «Sword Art Online») перестал быть для меня просто интересной игрой.

Сделав шаг назад, Клайн свел вместе кончики большого и указательного пальцев правой руки и провел сверху вниз. Этим движением вызывалось окно главного меню. До меня тотчас донеслось «динь!», и перед Клайном появился фиолетовый прямоугольник.

Я чуть отошел и, усевшись на камень, тоже открыл свое меню. Начал движениями пальцев разбирать трофеи, полученные после боя с кабаном.

И тут.

— Э? — странным голосом произнес Клайн. — Что за дела?.. Кнопки выхода нет.

При этих словах я прекратил двигать пальцами и обернулся к нему.

— Нет кнопки? Да ладно, смотри внимательнее, — ответил я немного озадаченно. Глаза мечника под банданой распахнулись, и он придвинул голову ближе к меню. Прямоугольник располагался горизонтально; в левой его части находилась уйма кнопок, в правой — силуэт, показывающий, что на игроке сейчас экипировано. самой нижней части меню была кнопка «ВЫХОa, с помощью которой можно было покинуть этот мир.

Я вновь повернул голову к списку трофеев, которые заполучил за несколько часов сражений, когда Клайн заговорил неожиданно высоким голосом.

— Но ее правда нет. Глянь сам, Кирито.

— Говорю же, не может такого быть, чтобы ее не было, — пробормотал я, вздохнул и кликнул на кнопку в верхнем левом углу, вернувшись тем самым в меню.

Окно снаряжения справа закрылось, и я снова оказался в главном меню. Слева от силуэта, на котором все еще было многовато пустых мест, располагался длинный ряд кнопок.

Я провел рукой вниз — это движение у меня уже вошло в привычку — и…

Все мое тело заледенело.

Ее там не было.

Как и говорил Клайн, кнопка, которая была там во время бета-тестирования — нет, даже и после того, как я залогинился, — она исчезла.

Пару секунд я тупо пялился на пустое пространство, затем пробежал глазами всё меню, чтобы убедиться, что ее просто не перенесли куда-то еще. Клайн вопросительно смотрел на меня.

— …Нету, да?

— Ага, нету.

Я кивнул, хотя соглашаться так легко было неприятно. Клайн улыбнулся и принялся поглаживать свою мощную челюсть.

— Ну, сегодня первый день, так что всякие подобные баги возможны. Сейчас небось ГМы5 рыдают от количества жалоб, — спокойно заметил он.

— А это ничего, что ты так вот остаешься? Ты же говорил, что пиццу заказал, нет? — подковырнул я его.

— Ах, точно!

Я улыбнулся при виде того, как он распахнул глаза и подскочил на месте.

Я выкинул из списка снаряжения пару ненужных мне предметов (а то список покраснел, сигнализируя, что он переполнен) и подошел к Клайну.

— Арр! Моя пицца с анчоусами и имбирное пиво!

— Почему бы тебе не связаться с ГМами? Они отключат тебя со своей стороны.

— Я пытался, но они не отвечают. Уже двадцать пять минут шестого! Слушай, Кирито! А другого способа выйти нет?

Когда я услышал, что сказал Клайн, махая руками… мое лицо внезапно застыло. Я ощутил какой-то иррациональный страх, мурашки побежали по спине.

— Дай подумать… выход, выход… — задумчиво проговорил я.

Чтобы выбраться из виртуальной реальности и вновь оказаться у себя в комнате, я должен открыть главное меню, нажать кнопку выхода и затем нажать «да» в окне, которое появится справа. Проще некуда. Но — в то же время, других способов выйти из игры, кроме этой процедуры, я не знал.

Sword Art Online

Я поднял глаза на лицо Клайна (оно располагалось прилично выше, чем мое) и покачал головой.

— Нет… нету. Если ты хочешь выйти самостоятельно, ты должен воспользоваться меню, других способов нет.

— Не может быть… ну должно же быть хоть что-то!

Словно желая опровергнуть мое утверждение, Клайн вдруг принялся вопить:

— Возврат! Выход! Эскейп!

Разумеется, ничего не произошло. Подобных голосовых команд в SAO просто не было.

Когда Клайн закончил орать всякую ерунду (он даже подпрыгивал иногда от усердия), я вновь обратился к нему.

— Клайн, это бесполезно. Даже в мануале ничего нет про экстренный разрыв связи.

— Но… это же просто маразм! Даже если это баг — я что, не могу вернуться в свою комнату и в свое тело, когда захочу?! — с потрясенным видом выкрикнул Клайн.

Я был с ним абсолютно согласен.

Это было невозможно. Полнейшая ерунда. Но это было — и не поспоришь.

— Эй… ну и как тебе? Я фигею. Мы тут, сейчас, и мы не можем выйти из игры!

Клайн испустил какой-то отчаянный смешок, потом продолжил говорить.

— Погоди, мы можем просто отрубить питание. Или просто снять шлем.

Sword Art Online

Глядя, как Клайн дергает руками, словно пытаясь стянуть с головы какую-то невидимую шапку, я почувствовал, как моя тревога усиливается.

— Не получится — ни то, ни другое. Сейчас мы не можем управлять нашими телами… настоящими телами. Нейрошлем перехватывает все, что мозг посылает вот сюда, — я похлопал себя рукой по затылку, — перенаправляет и двигает наши аватары.

Клайн медленно закрыл рот и опустил руки.

Какое-то время мы оба стояли молча, погрузившись в раздумья.

Чтобы добиться Полного погружения, нейрошлем блокирует все сигналы, которые головной мозг отправляет по спинному, и преобразует их, так что мы можем управлять своими аватарами в этом мире. Так что, сколько бы мы ни размахивали руками здесь, руки моего настоящего тела, лежащего на кровати, не сдвинутся и на сантиметр — мера безопасности, чтобы я не расшиб голову об угол стола или еще что-нибудь не натворил.

Но именно из-за этого мы сейчас не в силах выйти из Полного погружения по собственной воле.

— …Значит, пока баг не исправят или пока кто-то в реальном мире не снимет с нас шлем, мы можем только ждать? — промямлил Клайн; он явно все еще не полностью пришел в себя.

Я молча кивнул.

— Но я живу один. А ты?

Помявшись чуток, я ответил правду:

— Я живу с матерью и младшей сестрой, нас трое. Думаю, меня силой вытащат из Погружения, когда я не выйду к ужину…

— Что? А, а сколько твоей сестре?

Клайн вдруг взглянул на меня с блеском в глазах. Я тут же остудил ему голову.

— Да ты уже успокоился, а? Она занимается спортом и ненавидит игры, так что у нее ничего общего с такими, как мы… но, кстати… — я вытянул правую руку, пытаясь сменить тему. — Тебе не кажется, что это странно?

— Чертовски сильно кажется. Потому что это баг.

— Нет, я что хочу сказать: это не просто баг, это баг, при котором невозможно выйти, это достаточно большая проблема, чтобы повлиять на работу всей системы. Твоя пицца в реальном мире остывает и с каждой секундой становится холоднее, точно так же и здесь, это же реальные убытки, верно?

— …Холодная пицца… это так же бессмысленно, как твердое натто6!

Пропустив это дурацкое замечание мимо ушей, я продолжил.

— Если так, операторы должны просто выключить сервер и вывести из игры всех, что бы там ни было причиной. Но… уже пятнадцать минут прошло, как мы это заметили, а не было даже системного объявления, не то что отключения сервера. Очень это странно.

— Хмм, так если подумать, ты прав.

Теперь Клайн принялся потирать подбородок с серьезным видом. Глаза его под чуть сползшей на нос банданой смотрели умно. Я прислушался к тому, что он говорил. Это казалось немного странным — беседовать с человеком, которого я никогда в жизни не встречу, если сотру свой аккаунт.

— …Компания, создавшая SAO, «Агас», всегда заботится о своих юзерах, правда ведь? Ведь именно поэтому все так рвались наложить лапы на копию игры, несмотря на то, что это первая онлайновая игра. И так облажаться в первый же день — это просто бессмысленно.

— Верно, и SAO — первая VRMMORPG. Если что-то пойдет не так, могут запретить весь жанр.

Мы с Клайном посмотрели друг другу в виртуальные лица и одновременно вздохнули.

Времена года в Айнкраде были такими же, как в реальности, так что здесь тоже стояла ранняя осень.

Я взглянул вверх и сделал глубокий, холодный вдох, втягивая в легкие виртуальный воздух.

ста метрах надо мной едва виднелось светло-фиолетовое дно второго уровня. Проведя взглядом по неровной поверхности, я увидел огромную башню — лабиринт, единственный путь на верхний уровень, и убедился, что башня действительно соединена со вторым уровнем.

На часах было чуть больше половины шестого, и небольшой лоскуток неба, который можно было рассмотреть, светился красным закатным светом. Несмотря на то положение, в которое я угодил, при виде золотящихся под вечерним солнцем лугов я потерял дар речи — настолько красив был этот виртуальный мир.

Сразу после этого.

Мир изменился навсегда.

Глава 3

«Динь, динь!» — разнесся вдруг громкий звон словно бы колокольчика, а может, набатного колокола. Мы с Клайном подскочили на месте от неожиданности.

— Ай!.. — Что это?! — воскликнули мы одновременно и уставились друг на друга во все глаза.

Каждый из нас очутился внутри синего светового столба. По ту сторону этой синей вуали картинка луга расплывалась перед глазами все сильней.

Я встречал такое несколько раз во время бета-теста. Это был «Телепорт», включаемый специальным предметом. У меня при себе требуемого предмета не было, да и команду соответствующую я не выкрикивал. Может, операторы решили телепортировать нас? Если так, почему даже не предупредили нас об этом?

Пока мои мысли так вот скакали, окружающий меня свет запульсировал сильнее, а затем все исчезло.

Потом синий свет постепенно угас, и я снова мог видеть окружающее. Только это уже не был залитый закатным светом луг.

Широкая, мощенная камнем дорога. Средневекового вида улочки с фонарями по краям и здоровенный дворец, испускающий темное сияние далеко впереди.

Это была начальная точка игры, центральная площадь Стартового города.

Я глянул на Клайна, стоявшего с разинутым ртом рядом со мной. Затем на суматошную толпу вокруг.

Судя по внешнему виду этой уймищи потрясающе красивых людей, пестрящих различным снаряжением и цветом волос, это были, несомненно, такие же игроки, как я. Здесь было несколько тысяч — десять тысяч, возможно. Судя по всему, всех, кто залогинился в игру, только что насильно переправили на центральную площадь.

течение нескольких секунд все оглядывались, не произнося ни слова.

Затем то тут, то там начались перешептывания и бормотание. Они становились все громче.

— Что происходит?

— Мы можем уже выйти?

— Они что, не могут быстро разобраться?

Затем, по мере того как народ начал распаляться, начались выкрики вроде «Это что, шутка такая?» и «К черту ГМов!»

Затем вдруг.

Все возгласы перекрыл один выкрик.

— Ааа… смотрите наверх!

Мы с Клайном практически на автомате задрали головы. Странное же нам открылось зрелище.

Дно второго уровня, висящее в ста метрах над нами, было все в пересекающихся красных линиях.

Присмотревшись как следует, я разобрал, что это были две фразы, написанные красными буквами крест-накрест. Одно слово было «Внимание», а поперек него — «Системное объявление».

первое мгновение я удивился, но тут же подумал: «О, наконец-то нас оператор проинформирует», и напряжение в моих плечах чуть спало. Разговоры на площади утихли; чувствовалось, что все стоят в ожидании, что же им сейчас скажут.

Однако того, что произошло дальше, я совершенно не ждал.

Из середины надписи начала капать жидкость, здорово похожая на кровь. Она капала медленно, словно подчеркивая, какая она вязкая; однако капли не достигли земли, а начали прямо в воздухе слипаться в какую-то форму.

Мы увидели двадцатиметровую человеческую фигуру, закутанную в плащ с капюшоном.

Sword Art Online

Нет, не совсем так. С того места, откуда мы смотрели, можно было легко заглянуть под капюшон — и там не было лица. Абсолютная пустота. Виднелась подкладка и зеленая вышивка внутри капюшона. С плащом было то же самое: внутри рукавов была лишь тень.

Такие плащи я уже видел раньше. Их постоянно носили сотрудники «Агиса», которые работали ГМами во время бета-теста. Но тогда у ГМов-мужчин были лица старых магов с длинными бородами, а женщины использовали аватар девушки в очках. Возможно, сейчас они взяли этот плащ, поскольку у них не было времени подготовить нормальный аватар, но пустота под капюшоном вызывала у меня какое-то необъяснимое беспокойство.

Похоже, толпа игроков вокруг меня чувствовала то же самое.

— Это ГМ?

— Почему он без лица?

Отовсюду доносились такие и подобные перешептывания.

Затем правый рукав гигантского плаща пришел в движение, словно подавая знак к молчанию.

Из складок рукава появилась снежно-белая перчатка. Но эта перчатка, как и остальной плащ, не была присоединена к какому-либо телу.

Затем медленно поднялся и левый рукав. Простерев перед десятью тысячами игроков две пустые перчатки, безликий человек раскрыл рот — нет, он выглядел так, словно раскрыл рот. И тогда сверху до нас донесся тихий, спокойный мужской голос.

— Игроки, я приглашаю вас всех в мой мир.

Сначала я не понял.

«Мой мир»? Если этот красный плащ был ГМом, он, конечно, обладал в этом мире богоподобными способностями — способностями менять мир по своей воле; но зачем ему подчеркивать это сейчас?

Мы с Клайном обалдело посмотрели друг на друга. Безымянный красный плащ опустил руки и продолжил свою речь.

— Меня зовут Каяба Акихико. Сейчас я единственный, кто способен контролировать этот мир.

— Что?!

Я был настолько потрясен, что мой аватар застыл, а его горло, а, может, даже и мое горло в реальном мире, на секунду перестало пропускать воздух.

Каяба — Акихико!

Я знал это имя. Еще бы мне его не знать.

Именно этот человек — одновременно гейм-дизайнер и гений квантовой физики — сделал «Агас» одной из ведущих компаний в своей области; а ведь всего несколько лет назад она была не более чем мелкой фирмочкой.

Он же был и главным разработчиком SAO, и создателем нейрошлема.

Будучи хардкорным игроком, я уважал Каябу безмерно. Я покупал все журналы, где были статьи о нем, и перечитывал его немногочисленные интервью, пока не выучил их все наизусть. Мне достаточно было услышать его голос, чтобы перед глазами вставал его образ в обычном белом халате.

Но он всегда оставался за кадром, он не хотел мелькать в прессе, он даже ГМом никогда не был — так почему же сейчас взялся за это?

Усилием воли я заставил извилины вновь начать работать, пытаясь найти в этой ситуации какой-то смысл. Но слова, донесшиеся из пустого капюшона следом, были точно насмешкой над моими потугами понять.

— Полагаю, большинство из вас уже обнаружили, что кнопка выхода исчезла из главного меню. Это не баг, это часть системы «Sword Art Online».

— Часть… системы? — пробормотал Клайн дрожащим голосом. Объявление тем временем продолжалось; оно звучало все так же тихо, словно кто-то приглушал звук.

— Пока вы не доберетесь до вершины этой крепости, вы не сможете выйти из игры по собственной воле.

«Этой крепости»? Сперва я не понял. Стартовом городе нет никакой крепости.

Затем Каяба произнес следующую фразу, и я тут же забыл, что был озадачен прежде.

— …Кроме того, отсоединение или повреждение нейрошлема извне строго воспрещено. случае попыток такого рода…

Мгновение полной тишины.

Молчание десяти тысяч человек было просто ошеломляющим. Затем Каяба медленно продолжил:

— …электронные устройства в ваших нейрошлемах подадут мощный электромагнитный импульс, который разрушит ваш мозг и прекратит все базовые функции организма.

Мы с Клайном уставились друг на друга, потрясенные.

Мой разум просто отказывался верить тому, что только что было произнесено. Но краткое заявление Каябы жестоким ударом пронзило все мое тело.

Разрушит наш мозг.

Иными словами, убьет нас.

Любой пользователь, отключивший или снявший нейрошлем, будет убит. Вот что сказал сейчас Каяба.

Люди в толпе начали перешептываться, но никаких криков паники слышно не было. Все остальные либо, как и я, все еще не могли понять услышанное, либо отказывались понимать.

Клайн медленно поднял правую руку к голове и попытался взяться за нейрошлем, который в реальности был бы как раз там. Затем он издал сухой смешок и заговорил.

— Ха-ха… что он несет? У него что, шарики за ролики зашли? Это ж полный бред. Нейрошлем… это же просто игрушка. Разрушить мозг… да как вообще он это сделает? Да, Кирито?

При последнем выкрике его голос надломился. Клайн пристально смотрел на меня, но я был не в силах кивнуть в ответ.

Колоссальное количество электродов в нейрошлеме испускали слабые электромагнитные импульсы, посылая сигналы в мозг.

Это устройство можно называть супер-пупер-современной технологией, но принципиально оно мало чем отличалось от некоего предмета бытовой техники, используемого в Японии уже более сорока лет, — микроволновой печки.

Если подать достаточную мощность, нейрошлем вполне может заставить молекулы воды в мозгу колебаться и поджарить мозг за счет высвобождающегося при этом тепла. Но…

— … теории это возможно, но… он блефует, наверняка. Потому как если мы вытащим вилку нейрошлема из розетки, он никак не сможет подать достаточно сильный импульс. Если только там нет какой-нибудь батарейки с огромной емкостью… внутри…

Клайн наверняка уже догадался, почему я оборвал свою фразу.

— Она… там есть!.. — чуть ли не прокричал он; лицо его стало безжизненным. — Тридцать процентов веса шлема — это его батарея. Но… это же просто маразм! А если вдруг отключат электричество или что еще?!

Каяба начал объяснять, точно услышал, что только что прокричал Клайн.

— Говоря чуть конкретнее: отключение от внешнего питания на десять минут, отключение от системы более чем на два часа, а также любая попытка взломать, разобрать или разрушить нейрошлем. Если произойдет что-либо из этого, будет запущена программа разрушения мозга. Правительство и общественность уже поставлены об этом в известность через средства массовой информации внешнего мира. Должен сказать, что уже было несколько случаев, когда родственники или друзья игнорировали предупреждение и пытались насильственно снять нейрошлем. Итог…

Металлический голос сделал краткую паузу.

— …к сожалению, двести тринадцать игроков уже вышли и из игры, и из реального мира — навсегда.

Воздух разорвал длинный, пронзительный вопль. Но большинство игроков по-прежнему не могли или не хотели верить тому, что только что услышали, и просто стояли на месте, разинув рты или кисло улыбаясь.

Мой разум пытался отвергнуть сказанное Каябой. Но тело меня предало, и колени начали дрожать.

На подгибающихся ногах я неуклюже отступил на несколько шагов; каким-то образом я сумел не упасть. Клайн плюхнулся на задницу, лицо его стало пустым.

Двести тринадцать игроков — уже.

Эта фраза снова и снова звучала у меня в голове.

Если Каяба сказал правду — более двух сотен человек уже погибли?

Среди них могли оказаться бета-тестеры, такие же, как я. Может, я даже знал ники и аватары кого-то из них. Этим людям выжгли мозг, и они… умерли, это сказал Каяба?

— …Не верю… я в это просто не верю, — напряженно забубнил Клайн, по-прежнему сидя на земле. — Он просто хочет нас напугать. Как бы он это сделал? Кончай придуриваться и выпусти нас отсюда. У нас нет времени подыгрывать твоей идиотской церемонии приветствия. Да… это просто мероприятие такое. Церемония приветствия, да?

Мой внутренний голос кричал то же самое.

Но, словно стремясь полностью уничтожить все наши надежды, Каяба продолжил объяснение сухим, деловым тоном.

— Игроки, вам совершенно не стоит волноваться о своих телах, оставшихся по ту сторону. Прямо сейчас все средства массовой информации — телевидение, радио, Интернет — все сообщают о создавшейся ситуации, в том числе и о многочисленных смертях. Опасности того, что с вас снимут нейрошлем, уже практически нет. ближайшее время за те два часа, что я вам дал, всех вас доставят в больницы и другие подобные учреждения, где вы получите лучший возможный уход. Так что можете не тревожиться… и сосредоточиться на прохождении игры.

— Что?..

Тут, наконец, мой рот вернул себе способность кричать.

— Что вы несете?! Прохождение игры?! Вы хотите, чтобы в такой ситуации мы еще и игрались?!

Я продолжал вопить, прожигая глазами красный плащ, который истек из дна верхнего уровня.

— Это уже не игра больше!!

Каяба своим монотонным голосом заговорил еще тише.

— Но я прошу вас всех осознать, что «Sword Art Online» — уже не просто игра. Это вторая реальность… отныне все формы воскрешения в этой игре перестают работать. Как только ваш уровень хит-пойнтов достигнет нуля, ваш аватар исчезнет навсегда, и одновременно с этим…

Совсем нетрудно было представить себе, что последует дальше.

— …нейрошлем разрушит ваш мозг.

Внезапно откуда-то из живота к горлу подкатило желание безумно расхохотаться. Я его подавил.

Длинная горизонтальная черта, светящаяся в левом верхнем углу моего поля зрения. Когда я сфокусировал на ней взгляд, поверх появились цифры: 342/342.

Хит-пойнты. Моя жизненная сила.

Если они достигнут нуля, я сразу умру — электромагнитные волны мгновенно поджарят мой мозг. Это только что сказал Каяба.

Это, вне всяких сомнений, игра — игра, ставкой в которой является жизнь. Другими словами — игра со смертью.

За два месяца бета-тестирования я умер, наверно, раз сто. Всякий раз возрождался с чуть смущенной улыбкой на губах во дворце к северу от главной площади — он назывался «Железный дворец» — и тут же пускался бегом обратно в охотничьи земли.

Это и есть типичная RPG — игра, в которой ты постоянно умираешь, и учишься, и набираешь уровни. Но теперь так нельзя? Умерев, ты навсегда лишаешься жизни? И плюс к этому — ты даже не можешь прекратить игру?

— …Это, черт подери, невозможно, — прошептал я.

Неужели хоть кто-то, кто в своем уме, выйдет в поле при таких условиях? Конечно, все останутся сидеть в городе, где безопасно.

Тут же, словно Каяба читал мои — а может, и всех остальных игроков — мысли, он произнес следующую фразу.

— Игроки, есть лишь один способ освободиться от игры. Как я уже сказал ранее, вы должны добраться до самого верха Айнкрада, до сотого уровня, и победить главного босса, который там обитает. Все игроки, оставшиеся к тому времени в живых, будут немедленно выведены из игры. Даю вам слово.

Десять тысяч человек стояли в молчании.

Только тут до меня дошло, что имел в виду Каяба, когда сказал «доберетесь до вершины этой крепости».

«Крепость» — это вот это громадное архитектурное чудовище, на первом уровне которого заперты все игроки, сверху один на другом еще девяносто девять уровней, и все это огромной башней парит в небе. Он говорил о самом Айнкраде.

— Пройти… все сто уровней?! — вдруг выкрикнул Клайн. Он вскочил на ноги и воздел к небу кулак. — И как вы хотите, чтобы мы это сделали? Я слышал, подниматься было офигенно тяжело даже при бета-тесте!

Это верно. За два месяца бета-теста тысяча игроков, принимавших участие, сумели добраться лишь до шестого уровня. Даже если сейчас нырнули сразу десять тысяч — сколько же времени уйдет на все сто уровней?

Наверняка большинство запертых здесь игроков задают сейчас себе этот безответный вопрос.

Напряженное молчание постепенно сменилось тихим перешептыванием. Но в этом гуле голосов не было слышно ни страха, ни отчаяния.

Видимо, большинство собравшихся по-прежнему не могли понять, все произошедшее — реальная опасность или на редкость извращенная приветственная церемония? Сказанное Каябой было настолько ужасно, что казалось чем-то нереальным.

Я вытянул шею, чтобы получше рассмотреть пустой плащ, и попытался заставить свой разум принять случившееся.

Я не смогу больше выйти отсюда, никогда. Не смогу вернуться в свою комнату, в свою жизнь. Единственный способ для меня получить все обратно — если кто-то задавит босса на верхнем уровне этой летающей крепости. Если мои хит-пойнты хоть раз за это время опустятся до нуля — я умру. Я умру по-настоящему, умру насовсем.

Но.

Сколько бы я ни пытался убедить себя в том, что это данность — все тщетно. Каких-то пять или шесть часов назад я съел ужин, который приготовила мама, потрепался немного с сестрой, затем поднялся к себе в комнату.

И теперь я не могу туда вернуться? И теперь вот это — самая что ни на есть реальная реальность?

Красный плащ, который постоянно оставался на шаг впереди нас, взмахнул правой перчаткой и вновь заговорил своим начисто лишенным эмоций голосом.

— Сейчас я докажу вам, что это — единственная реальность. У каждого из вас среди снаряжения есть подарок от меня. Пожалуйста, убедитесь в этом сами.

Услышав эти слова, я тут же свел вместе кончики большого и указательного пальцев и потянул вниз. Все остальные сделали то же самое, и площадь наполнилась звоночками.

появившемся меню я нажал кнопку «Предметы», и точно — он был там, на самом верху списка моих вещей.

Название предмета — «Карманное зеркальце».

Зачем он нам это дал? Недоумевая, я все же щелкнул по названию и нажал кнопку «Выдать предмет». Тут же раздалось короткое «бип», и появилось маленькое прямоугольное зеркальце.

Я неуверенно взял его в руку, но ничего не произошло. Все, что я в нем видел, — лицо моего аватара, в создание которого я вложил немало труда.

Я поднял голову и взглянул на Клайна. Самурай тоже пялился в зеркало у себя в руке с отсутствующим выражением лица.

И вдруг.

Неожиданно и Клайн, и все остальные аватары вокруг нас оказались окутаны аурой белого света. Едва я это заметил, как сияние окутало и меня, и теперь я видел лишь белизну.

Две-три секунды спустя, не больше, все вернулось, как было.

Нет.

Лицо человека передо мной было совсем не тем, к которому я уже привык.

Доспех из сшитых вместе металлических пластин, бандана, колючие рыжие волосы — это все было на месте. Но лицо стало совершенно другим. Узкие, суровые глаза запали и стали поярче. На тонком, длинном носу появилась горбинка, на щеках и подбородке — щетина, почти короткая бороденка. Если аватар выглядел как юный, беспечный самурай, то теперь он походил на опустившегося воина — а может, на бандита.

Забыв на какое-то мгновение о нашем положении, я прошептал:

— Ты… кто?

Ровно те же слова вырвались изо рта человека, что стоял передо мной.

— Эй… ты кто?

И тут меня охватило неприятное предчувствие; я догадался, что означал этот подарок Каябы, «Карманное зеркальце».

Я поспешно поднял зеркало, и на меня уставилось лицо.

Аккуратно лежащие на голове черные волосы, два нерешительно глядящих глаза под длинноватой челкой, лицо с тонкими чертами, из-за которого меня иногда принимали за девушку, даже когда я в своей обычной одежде гулял с сестрой.

Спокойное лицо воина, принадлежавшее «Кирито» всего несколько секунд назад, исчезло без следа. Лицо в зеркале было…

…моим настоящим лицом, от которого я так старался сбежать.

— Охх… это я…

Клайн, тоже не отрывая глаз от зеркала, отступил на шаг. Затем мы взглянули друг на друга и одновременно воскликнули:

— Ты Клайн?! — Ты Кирито?!

Наши голоса тоже изменились — видимо, голосовые эффекторы перестали работать. Но у нас не было времени думать о подобных вещах.

Зеркальца выпали у нас из рук и, ударившись о землю, издали звук чего-то бьющегося и исчезли.

Я вновь огляделся. Толпа вокруг уже не походила на уйму персонажей из фэнтезийной игры. Вместо них стояли вполне нормального вида молодые люди. Примерно такую картину можно увидеть, если в реальной жизни собрать толпу людей на какое-нибудь игровое шоу и одеть их в доспехи. Как ни печально, но и соотношение полов изменилось заметно.

Sword Art Online

Как, черт побери, такое было возможно? Мы с Клайном (да и все остальные вокруг нас, видимо, тоже) превратились из аватаров, созданных нами с нуля, в самих себя. Конечно, текстура по-прежнему выглядела слепленной из полигонов, и это создавало странное ощущение, но похожесть была почти пугающей. Словно у нейрошлема был встроенный сканер на все тело.

…Сканер.

— Ах да! — выдавил я, глядя на Клайна. — нейрошлеме уйма датчиков, они покрывают всю голову. Так что он знает не только про наш мозг, но и про лица тоже…

— Но, но откуда он знает, какие у нас тела… ну, типа, какой у нас рост? — еще тише произнес Клайн, кидая взгляды из стороны в сторону.

Средний рост игроков, разглядывающих сейчас себя и своих соседей с самыми разными выражениями на лицах, заметно уменьшился после превращения. Я выставил себе такой же рост, какой у меня был в жизни, чтобы лишние сантиметры не сковывали моих движений, и Клайн, скорее всего, тоже; но большинство игроков, судя по всему, прибавили себе сантиметров десять-двадцать.

И это еще не все. Изменилось телосложение игроков, они стали толще. Нейрошлемы ну никак не могли всего этого знать.

На этот вопрос дал ответ Клайн.

— А… погоди-ка. Я купил нейрошлем только вчера, поэтому не успел еще забыть. Там часть установки была… как же ее… калибровка? Ну, в общем, тогда эта штука касалась моего тела в разных местах; может, тогда?..

— О, точно… это оно и было…

Калибровка — это была процедура, при которой нейрошлем определял, как далеко тебе нужно протянуть руку, чтобы коснуться тела. Делалось это для того, чтобы в точности передать в игре чувство позы. Можно сказать, нейрошлем фактически запоминал внутри себя точные параметры наших тел.

Так что это было вполне возможно — сделать аватары игроков практически идеальными многополигональными репликами их самих. И цель этого теперь стала предельно ясна.

— …Реальность, — прошептал я. — Он сказал, что вот это вот — реальность. Что вот этот аватар из полигонов… и наши хит-пойнты — это наше настоящее тело и настоящая жизнь. А чтобы заставить нас поверить, он создал наши идеальные копии…

— Но… слушай, Кирито.

Клайн резким движением почесал в затылке, глаза под банданой сверкнули.

— Зачем? Зачем, черт подери, ему это все надо? — выкрикнул он.

Вместо ответа я ткнул рукой вверх.

— Подожди немного. Скорей всего, он сам нам скоро скажет.

Каяба оправдал мои ожидания. Уже через несколько секунд с кроваво-красного неба вновь донесся голос, он звучал почти мрачно.

— Полагаю, сейчас вы все спрашиваете себя: зачем? Зачем он — Каяба Акихико, создатель и нейрошлема, и SAO — сделал все это? Может быть, он террорист? Может быть, он хочет получить за нас выкуп?

Лишь тут голос Каябы, прежде абсолютно сухой, проявил какие-то признаки эмоций. моей голове ни с того ни с сего всплыло слово «сочувствие», хотя, конечно, ничего подобного быть просто не могло.

— Ничто из этого не является истинной причиной. Более того, сейчас у меня больше нет никаких причин делать то, что я сделал. Дело в том, что… сама эта ситуация и была моей целью. Создать этот мир и наблюдать за ним — только ради этого я разработал и нейрошлем, и SAO. И вот все свершилось.

Каяба помолчал несколько секунд и, вновь безжизненным голосом, продолжил.

— На этом официальная обучающая лекция по «Sword Art Online» закончена. Игроки — я желаю вам удачи.

Последняя фраза растворилась в воздухе, оставив за собой слабое эхо.

Гигантский плащ беззвучно взлетел и начал погружаться, капюшоном вперед, в системное сообщение, покрывающее небо; он словно вливался туда.

Плечи, потом грудь, потом обе руки и ноги поочередно исчезли в красной поверхности; в конце концов осталось лишь красное пятно. А затем и системное сообщение, распростертое по небу, исчезло так же внезапно, как появилось.

Наших ушей касался лишь шум ветра над площадью да мягкая музыка, которую играл оркестр из NPC.

Игра вернулась к своему нормальному состоянию — ну, если не считать, что пара правил поменялась.

И лишь тогда.

Десятитысячная толпа повела себя так, как следовало ожидать.

То есть — по всей площади стали раздаваться голоса.

— Это шутка такая, да? Чертова шутка? Шутка, да?

— Кончайте хренью маяться! Выпустите меня! Выпустите меня отсюда!

— Нет! Так нельзя! У меня же скоро встреча!

— Мне это не нравится! Хочу домой! Я хочу домой!!!

Выкрики. Возмущенные вопли. Ругань. Мольбы. Возгласы.

Люди, в считанные минуты превратившиеся из игроков в пленников, падали на колени, держась за головы, размахивали руками, хватали друг дружку, громко матерились.

Как ни странно, мой разум посреди всего этого шума полностью успокоился.

Это — реальность.

Все, что сказал Каяба, было правдой. Если так, этого всего следовало ожидать. Странно было бы, если бы ничего не произошло. Гениальность была именно той стороной Каябы, которая притягивала к нему людей.

Итак, я не смогу вернуться в реальность какое-то время — может, несколько месяцев, а может, даже больше. Все это время я не увижу маму и сестру, не смогу поговорить с ними. Возможно, и никогда больше не смогу. Если я умру здесь…

…я умру в реальности.

Нейрошлем, бывший когда-то игровым устройством, стал теперь замком на двери моей тюрьмы и убийцей, готовым поджарить мой мозг.

Я медленно вдохнул, затем выдохнул и сказал:

— Клайн, давай-ка отойдем на секунду.

Я ухватил за руку воина, который в реальной жизни, похоже, был намного старше меня, и стал прокладывать дорогу через беснующуюся толпу.

Выбраться нам удалось довольно быстро, возможно, благодаря тому, что мы изначально были недалеко от края. Мы вошли на одну из улочек, радиально расходящихся от площади, и я укрылся в тени неподвижно стоявшего экипажа.

— …Клайн, — вновь обратился я.

Он по-прежнему смотрел пустыми глазами. Я продолжил, изо всех сил стараясь, чтобы мои слова звучали серьезно.

— Послушай меня. Я собираюсь убраться из этого города и отправиться в деревню неподалеку. Идем со мной.

Глаза Клайна под банданой распахнулись. Я продолжил говорить тихо, подчеркивая каждое слово.

— Если он сказал правду, нам, чтобы выжить в этом мире, нужно становиться сильнее. Ты ведь знаешь, MMORPG — это всегда сражение за ресурсы между игроками. Сильными становятся лишь те игроки, которые добывают больше всех опыта и денег. Те, кто это осознает, перебьют всех монстров вокруг Стартового города. Тебе придется ждать бог знает сколько, пока они сгенерируются заново. Перейти в другую деревню прямо сейчас будет лучше. Я знаю дорогу и знаю все опасные места, так что смогу туда добраться даже при моем первом уровне.

Для меня это было потрясающе много слов; но, несмотря на это, Клайн по-прежнему молчал.

Несколько секунд спустя его лицо внезапно сморщилось.

— Но… знаешь. Я уже говорил, мы с друзьями сто лет ждали, чтобы купить эту игру. Они наверняка тоже залогинились, и сейчас они, скорее всего, на площади. Я не могу… уйти без них.

— …

Я вздохнул и закусил губу.

Я слишком хорошо понимал, что пытается сказать мне Клайн своим нервным взглядом.

Он — он был умен, и с ним было легко ладить, и, скорее всего, он хорошо заботился о других людях. Наверняка он надеялся, что я и его друзей тоже возьму с собой.

Но я просто не мог кивнуть в ответ.

Если только с Клайном — я смогу добраться до соседней деревни и защитить его от враждебных монстров по пути. Но если с нами будут хотя бы еще двое — нет, даже еще один человек — это станет слишком опасно.

Если кто-то умрет по пути — он умрет взаправду, как сказал Каяба.

Ответственность за это, конечно же, будет лежать на мне — это ведь я предложил покинуть безопасный Стартовый город, а затем не смог защитить товарища.

Нести столь тяжкий груз… я не смогу, никак. Это просто невозможно.

Клайн, похоже, прочел мои мысли и понял, что меня тревожит. Улыбка появилась на его слегка заросшем лице, и он покачал головой.

— Нет… я не могу все время полагаться на тебя. Я был главой гильдии в игре, в которую играл раньше. Все нормально. Я справлюсь теми приемами, которым ты меня сегодня научил. И… остается ведь шанс, что все это просто идиотская шутка и что нас всех скоро выпустят. Так что не волнуйся за нас, спокойно иди в деревню.

— …

Я стоял, сжав губы, охваченный нерешительностью, какой никогда еще в жизни не испытывал.

Затем я произнес слова, которые будут грызть меня следующие два года.

— …Ладно.

Я кивнул, отступил на шаг и выдавил сквозь пересохшее горло:

— Ну, тогда разделяемся. Если у тебя что-то появится, пошли мне сообщение. …Ну, пока, Клайн.

Я опустил глаза и развернулся, чтобы уйти, но тут Клайн меня окликнул.

— Кирито!

— …

Я вопросительно глянул на него, но он молчал — лишь щека его чуть дергалась.

Я помахал ему рукой и двинулся на северо-запад — в том направлении лежала деревня, которую я собирался сделать своей базой.

Когда я сделал шагов пять, сзади снова раздался голос.

— Эй, Кирито! А ты здорово выглядишь в реале! Мне нравятся такие!

Я грустно улыбнулся и, обернувшись через плечо, прокричал в ответ:

— Твоя внешность тебе тоже идет в десять раз лучше!

Затем я отвернулся от первого своего друга в этом мире и побежал вперед.

Через несколько минут непрерывного бега по кривым улочкам я обернулся вновь. Разумеется, сзади никого не было.

Не обращая внимания на странное чувство, сдавившее мне грудь, я продолжил бег.

Я бежал со всех ног к северо-западным воротам Стартового города, затем через обширный луг и густой лес, через деревушку, что лежала за лесом — через все это я бежал в бесконечную, полную одиночества игру на выживание.

Глава 4

За два месяца игра лишилась двух тысяч человек.

Надежда на помощь извне умерла; даже сообщений никаких оттуда не приходило.

Я сам не видел, но, говорят, паника и безумие, охватившие игроков, когда они осознали наконец, что действительно не могут вернуться, были невероятны. Некоторые люди рыдали, другие вопили, кто-то даже пытался прокопаться под город, заявляя, что уничтожит этот мир. Разумеется, все строения были неразрушимыми объектами, так что попытки безнадежно провалились.

Говорят, ушли дни на то, чтобы игроки смирились со своим положением и принялись думать, что делать дальше.

Все игроки в итоге разделились на четыре группы.

Первая группа включала в себя чуть более половины игроков; это были те, кто так и не смог принять условия, навязанные Каябой Акихико; они продолжали ждать помощи извне.

Мне было до боли понятно, что они думают. Их настоящие тела сейчас крепко спят, лежа в кроватях или сидя в креслах. Это и есть реальность, а то, что здесь, — подделка; найти бы хоть какую-то зацепку, и им, может, удастся выйти — конечно, кнопка выхода исчезла, но вдруг есть что-то еще, что разработчики игры проглядели…

А во внешнем мире компания «Агис», которой принадлежит игра, наверняка изо всех сил пытается спасти игроков — надо просто подождать, и тогда они смогут открыть глаза, с рыданиями воссоединиться с семьей и вернуться затем к школе или к работе, а все это останется лишь темой для разговоров…

Нельзя сказать, что рассуждать так было глупо. Думаю, я и сам надеялся на это глубоко в душе.

Их план действий был — ждать. Из города они не делали ни единого шага; деньги, выданные им в начале игры — эта валюта здесь называлась «коллы» — тратили сверхэкономно, покупая лишь необходимую на день еду и ночуя в самых дешевых постоялых дворах; и, собравшись компаниями, целыми днями бездумно шатались по городу.

Слава богу, Стартовый город был достаточно большим — он занимал двадцать процентов всей площади первого уровня, и в нем поместился бы целый район Токио. Так что пяти тысячам игроков вполне хватало места для жизни.

Но сколько бы они ни ждали, на выручку никто не шел. Иногда бывали дни, когда небо снаружи из прозрачно-синего становилось облачно-серым. Денег не могло хватить навечно, и постепенно они начинали сознавать, что им придется-таки что-то делать.

Вторая группа включала в себя процентов тридцать, то есть около трех тысяч игроков. этой группе все работали сообща. Верховодил там админ крупнейшего информационного сайта, посвященного онлайновым играм.

Игроки, собравшиеся в эту группу, разделялись на отдельные отряды; все трофеи отряда и информация делилась между членами. Отряды эти отправлялись в лабиринты, туда, где были спрятаны лестницы наверх. Лидеры группы использовали в качестве своей штаб-квартиры Железный дворец и отдавали оттуда приказы всем отрядам.

Довольно долго эта огромная группа не имела собственного имени, но когда все ее члены получили униформу, кто-то дал им мрачноватое название: Армия.

Третья группа состояла из примерно тысячи человек. Это были люди, истратившие все свои коллы, но не желающие зарабатывать деньги, убивая монстров.

Небольшое отступление. SAO существовали две жизненные потребности: усталость и голод.

Я понимал, почему существовала усталость. Виртуальная и реальная информация с точки зрения мозга игрока — одно и то же. Если игроку хотелось спать, он мог отправиться в постоялый двор и там снять какую-нибудь комнату для ночлега, в зависимости от количества денег в карманах. Скопив гору коллов, можно было приобрести собственный дом, но сумма требовалась очень и очень немаленькая.

Чувство голода многие игроки считали чем-то странным. Никому особо не хотелось пытаться представить, что происходит с нашими телами в реальном мире, но, скорее всего, нам каким-то образом вводили питательные вещества искусственно. Значит, пустота в животе, которую мы здесь ощущали, не имела к нашим настоящим телам никакого отношения.

Но стоило нам здесь, в игре, купить и съесть виртуальный хлеб или мясо, как ощущение пустоты пропадало, и мы чувствовали себя сытыми. Выяснить, как работает этот странный механизм, не представлялось возможным — разве что поинтересоваться у какого-нибудь специалиста в неврологии.

Верно было и обратное: голод не исчезал, пока мы что-нибудь не съедали. Скорее всего, мы не умрем, если положим зубы на полку, но все же чувство голода оставалось потребностью, на которую трудно не обращать внимания. Так что игроки ежедневно посещали управляемые NPC рестораны и питались там, по крайней мере виртуально.

Кроме того, в игре нам не требовалось выделять отходы жизнедеятельности. Что касается реального мира — мне даже думать об этом не хочется.

Так, вернемся к главной теме…

Игроки, которые промотали все деньги сразу же и которым стало не на что есть и спать, как правило, присоединялись к огромной организации, упомянутой мною раньше, — к Армии. Потому что там они, по крайней мере, получали пропитание, если выполняли приказы сверху.

Но всегда остаются те, кто просто не может сотрудничать с другими людьми, сколько бы ни старались. Те, кто изначально не хотел присоединяться к сообществам игроков, и те, кого вышибли, поскольку от них было слишком много неприятностей, поселились в трущобах Стартового города и принялись грабить.

Территория внутри города, а также места, называемые обычно «Безопасными зонами», были защищены системой: игроки здесь не могли наносить вред друг другу. Но снаружи все было не так. Люди, не вписавшиеся в нормальные сообщества, объединялись друг с другом и устраивали за городом или в лабиринтах засады на других игроков — это было во многих отношениях куда выгоднее, чем сражаться с монстрами.

Впрочем, они никогда никого не убивали — ну, по крайней мере, в первый год.

Группа эта постепенно росла, пока не достигла упомянутой выше численности в тысячу человек.

Последняя, четвертая группа — просто-напросто все остальные.

Существовало где-то полсотни организаций, члены которых хотели пройти игру, но не желали присоединяться к здоровенной Армии. Таких людей было около пятисот. Мы называли эти группы «гильдиями». Гильдии обладали мобильностью, которой не хватало Армии; благодаря этому они постепенно становились сильнее.

Затем, были те немногочисленные игроки, кто выбрал для себя путь ремесленника или торговца. Их было всего две-три сотни, но они объединялись в собственные гильдии и развивали навыки, нужные им, чтобы зарабатывать коллы себе на жизнь.

И наконец, человек сто были игроками-одиночками — к этой категории принадлежал и я.

Это были самоуверенные люди, считающие, что действовать в одиночку лучше всего для развития и просто для выживания. Если с толком использовать имеющуюся у них информацию, набирать уровни можно быстро. Когда человек становится достаточно силен, чтобы самостоятельно сражаться с монстрами и бандитами, он уже не извлекает выгоды, сражаясь в группе.

Одним из свойств SAO было отсутствие магии; иными словами, не было дальнобойных атак со стопроцентной точностью; а значит, даже с большими группами монстров вполне можно было справляться в одиночку. Для игрока, обладающего соответствующими навыками, сольное прохождение было куда эффективнее в плане набора опыта, чем групповое.

Разумеется, тут был риск. К примеру, если человек оказался парализован: если рядом были сопартийцы, они его просто вылечивали; но если он играл в одиночку, это вполне могло закончиться смертью. По правде сказать, в самом начале смертность среди игроков-одиночек была самой высокой.

Но если у тебя есть достаточный опыт и знания, чтобы выигрывать, невзирая на опасность, компенсация за этот риск оказывается более чем достойной — а у бета-тестеров вроде меня было и то, и другое.

Обладая бесценной информацией, одиночки прогрессировали невероятно быстро и вскоре сильно оторвались от других игроков. Когда игра немного поуспокоилась, большинство одиночек выбрались с первого уровня Айнкрада и устроили себе базы в городах на более высоких уровнях.

Железном дворце, там, где во время бета-тестирования располагалась Комната Воскрешения, теперь возвышался огромный металлический монумент; при бета-тестировании его не было и в помине. На поверхности его были высечены имена всех десяти тысяч игроков. Кроме того, когда человек погибал, его имя зачеркивалось, а рядом с ним появлялась надпись, указывающая время и причину смерти.

Человек, которому выпала честь быть вычеркнутым первым, умер через три часа после начала игры.

Причиной смерти было вовсе не поражение в схватке с монстром. Это был суицид.

Он верил в теорию, согласно которой «устройство нейрошлема таково, что если пользователь отсоединяется от системы, он автоматически приходит в себя». Он перебрался через железную ограду на северном краю города — она же ограда Айнкрада — и спрыгнул.

Под летающей громадиной Айнкрада никакой земли видно не было, сколько ни всматривайся. Было лишь бесконечное небо и облака в несколько слоев. Огромное множество игроков наблюдали, как юноша, издавая протяжный вопль, все удалялся, пока не пропал в облаках.

Короткая линия, беспощадно вычеркнувшая имя паренька, появилась двумя минутами позже. Причина смерти была описана как «Падение в небо». Я даже думать не хочу, что он испытал за эти две минуты. Узнать, вправду ли он вернулся в реальный мир или, как сказал Каяба, его мозг поджарился, не было никакой возможности. Но большинство людей считали, что если бы из игры можно было выйти так просто, снаружи наверняка давно бы уже вытащили вилки из розеток и спасли бы нас.

И все же оставались те, кто поддавался соблазну воспринимать вещи так легко. Большинству игроков, мне в том числе, было трудно принять смерть в SAO как реальность.

Это никак не хотело меняться. Полоса хит-пойнтов достигает нуля, и полигоны, из которых состоят наши тела, рассыпаются — это слишком походило на обычный «геймовер», к которому мы так хорошо привыкли. Возможно, понять истинное значение смерти в SAO вообще было нельзя, пока не испытаешь ее сам. Эта сомнительная истина, наверное, и была причиной того, что убыль числа игроков замедлилась.

С другой стороны, многие игроки, входившие в состав Армии, особенно те, кто изначально принадлежал к первой группе, стали лишаться жизни в попытках пройти игру, сражаясь с монстрами.

Бои в SAO требовали некоторой привычки. Вместо того, чтобы заставлять свое тело двигаться, нужно было вверить свои движения системе.

Возьмем к примеру простейший апперкот одноручным мечом. Если игрок осваивал навык «Одноручный меч», а затем из списка навыков выбирал «Апперкот», то ему требовалось лишь начать соответствующее движение, и тогда система почти автоматически выполняла удар. Но если человек, не имеющий навыка, пытался скопировать движения, они оказывались слишком медленными и слабыми, чтобы их можно было применять в настоящем бою. Это было все равно что вводить команды в файтинге.

Игроки, которым не удавалось к этому приспособиться, просто махали мечами; они проигрывали даже кабанам и волкам, хотя вполне могли их убить, применяя даже те одноударные навыки, которые имели изначально. Но даже и тогда, если бы они, потеряв часть хит-пойнтов, просто сдались и обратились в бегство, они бы не погибли. Но…

отличие от нападений двумерных монстров, которых мы видим на плоском экране, бои в SAO выглядели настолько реалистично, что тебе становилось по-настоящему страшно. Это как будто настоящий зверь скалит на тебя клыки и гонится за тобой, жаждая твоей гибели.

Даже во время бета-тестирования находились те, кто впадал в панику посреди сражения; но теперь проигравшего ждала смерть. Игроки, поддавшиеся панике, забывали о том, что у них есть навыки, и даже забывали о бегстве; их хит-пойнты исчезали, и они покидали этот мир навсегда.

Самоубийства, поражения в боях с монстрами. Вычеркнутые имена множились с ужасающей быстротой.

Когда их число лишь за месяц приблизилось к двум тысячам, оставшихся в живых точно облаком окутало ощущением безнадежности. Если количество погибших будет и дальше расти так стремительно, все десять тысяч умрут, и полгода не протянув. Прохождение сотого уровня казалось недостижимой мечтой.

Но — человек приспосабливается.

Месяц с небольшим спустя был вычищен первый лабиринт, а число смертей начало уменьшаться. Люди стали делиться нужной для выживания информацией, и большинство начало догадываться, что монстры на самом-то деле не так страшны, если только набрать достаточно опыта и правильно развиться.

Пройти игру и вернуться в реальный мир возможно. И игроков, думающих так, медленно, но верно становилось больше.

До верхнего уровня оставалось еще очень и очень далеко, но игроки начали действовать, храня эту туманную надежду — и мир вновь завертелся.

Сейчас, когда два года осталось позади и двадцать шесть уровней впереди, число выживших составляло около шести тысяч.

Таково нынешнее положение дел в Айнкраде.

Глава 5

После боя с серьезным противником, обитавшим в лабиринте 74 уровня, я отправился назад, вспоминая по пути прошлые дела. Наконец я увидел свет, вливающийся в лабиринт снаружи, и с облегчением вздохнул.

Выкинув все мысли из головы, я быстро вышел из коридора и полной грудью вдохнул свежий, чистый воздух.

Прямо передо мной лежала узкая тропа, уходящая в лесную чащу. За спиной ввысь — до дна следующего уровня, если быть точным — вздымался лабиринт, из которого я только что выбрался.

Поскольку идея игры заключалась в том, чтобы игроки добрались до самого верха крепости, донжоны в этом мире имели вид не подземных лабиринтов, а башен. Главный принцип, однако, не изменился: монстры в донжонах были сильнее тех, что обитали на поверхности, а в самой глубине игроков поджидал монстр-босс.

Сейчас лабиринт 74 уровня был на восемьдесят процентов открыт, или, говоря другими словами, картирован. Скорее всего, комнату босса отыщут через день-другой, и тогда игроки сколотят крупномасштабный отряд. К нему даже я, одиночка, присоединюсь.

Я испытывал одновременно предвкушение боя и раздражение. Улыбнувшись своим смешанным чувствам, я двинулся вперед по тропе.

Живу я сейчас в крупнейшем городе Айнкрада — Альгедо; он расположен на пятидесятом уровне. Вообще-то по чистой площади Стартовый город больше, но он сейчас полностью превратился в базу Армии, так что там находиться было малость неуютно.

Я прошел через начавший уже темнеть луг, и передо мной раскинулся лес, полный огромных, старых деревьев. Еще тридцать минут ходу через этот лес — и я доберусь до Домашней зоны 74 уровня, а там воспользуюсь Порталом и перенесусь в Альгедо.

Я мог перенестись в Альгедо в любой момент — для этого мне пришлось бы использовать один из карманных телепортаторов, лежащих в моем рюкзаке. Но предметы эти были дороговаты, так что мне не хотелось применять их, пока я не вляпаюсь во что-нибудь опасное. До полного захода солнца еще оставалось время, так что я превозмог искушение добраться до дома мгновенно и вошел в лес.

Как правило, края уровней в Айнкраде полностью открыты небу, обзору мешают лишь поддерживающие колонны. От света, вливающегося через промежуток между землей и дном следующего уровня, деревья казались красными, точно горели. Плывущий между лучами туман искрился в закатном свете. Крики птиц, обычные в дневное время, сейчас доносились редко, а вот свист ветра в ветвях словно бы усилился.

Я прекрасно знал, что монстров, обитающих здесь, смогу одолеть даже в полусонном состоянии, но страх, приходящий вместе с темнотой, преодолеть было трудно. Меня наполнило ощущение, подобное тому, что я испытывал ребенком, когда сбивался с пути по дороге домой.

Однако я бы не сказал, что это ощущение мне не нравилось. Я успел позабыть об этом первобытном страхе — когда-то давно, когда еще жил там, на той стороне. Чувство одиночества, которое испытываешь, когда идешь по диким землям, а вокруг, сколько ни всматривайся, нет ни души — это чувство можно назвать самой сутью ролевой игры.

Я шел, погруженный в ностальгические воспоминания, когда до меня донесся крик, какого я никогда раньше не слышал.

Крик был очень коротким; он звучал высоко и чисто, как пение трубы. Я замер на месте и начал вглядываться в ту сторону, откуда этот крик донесся. Если тебе довелось увидеть или услышать что-то, чего ты никогда прежде не видел и не слышал, это означало, что тебе либо невероятно повезло, либо наоборот.

Будучи одиночкой, я уделял большое внимание развитию навыка «Обнаружение врагов». Он позволял избегать засад, а при должном уровне давал игроку дополнительную возможность засекать монстров, имеющих статус «прячущийся». Именно с помощью этого навыка я обнаружил монстра, таящегося в ветвях в десяти метрах от меня.

Он был не особо велик. Мех его был зеленого цвета, что позволяло ему сливаться с листвой; а еще у него были длинные, длиннее тела, уши. Когда я сосредоточился на монстре, он автоматически определился как моя цель, и рядом с ним появился желтый курсор с его названием. Когда я прочел, что за монстр, у меня перехватило дыхание: «Тушейный Кролик». Он встречался настолько редко, что вполне заслуживал приставку «супер».

По правде сказать, вживую я его видел вообще впервые. Толстенький кролик, обитающий в ветвях деревьев, был не сказать чтоб особо силен, и очков опыта за него давали немного, но…

Я бесшумно взял с пояса тонкий дротик. Мой навык «Метание ножей» был не особо развит — я просто выбрал когда-то это ответвление на дереве навыков. Но я слышал, что Тушейный Кролик — самый быстрый монстр из всех известных, и поэтому сомневался в своей способности достать его мечом.

У меня был один шанс на атаку, прежде чем противник меня заметит. Я поднял дротик, молясь про себя, и принял позу для одиночного броска.

Ну, хоть навык мой был и не ахти, зато моей руке помогло высокое значение моей ловкости — она метнула дрот настолько быстро, что со стороны это движение и разобрать было бы невозможно. Сверкнув в воздухе, дротик утонул в листве. Как только я произвел атаку, курсор, показывающий направление на Тушейного Кролика, стал красным, и под ним появилась полоса хит-пойнтов.

ветвях, куда полетел мой дротик, раздался взвизг. Полоса хит-пойнтов чуть качнулась и сбросилась в ноль. Я услышал знакомый звук разбивающихся полигонов.

Я сжал левую руку в кулак, поднял правую и открыл главное меню; я торопливо открыл рюкзак, движения собственной руки сейчас казались мне слишком медленными; и вот оно, на самом верху списка трофеев: «Мясо Тушейного Кролика». Это был очень редкий предмет, его можно было продать другим игрокам не меньше чем за сто тысяч коллов. Этой суммы вполне хватило бы, чтобы изготовить полный комплект самых лучших доспехов, и еще осталось бы.

Причина такой астрономической цены была проста: это мясо было самым вкусным пищевым ингредиентом из всего немалого их разнообразия, встречающегося в игре.

Вкушение пищи было едва ли не единственным удовольствием, доступным в SAO; но обычно все, что мог съесть игрок — это суп или хлеб, по вкусу напоминающие деревенскую европейскую еду — ну, не то чтобы я это знал по собственному опыту, но, во всяком случае, вкус был простой и пресный. Немногочисленные игроки, развивавшие кулинарные навыки, решились на это после долгого обдумывания — чтобы разнообразить меню других игроков. Но даже им было трудно достичь чего-то существенного, так что в целом игроки были лишены удовольствия вкусной еды.

Разумеется, я был в точно таком же положении, что и остальные; суп и белый хлеб, который продавали в часто посещаемом мной NPC-ресторане, мне не сказать чтоб не нравились. Но иногда меня буквально затапливало дикое желание набить рот хорошим, сочным мясом.

Некоторое время я стоял, не сводя глаз с названия трофея, и размышлял, что мне с ним делать. Шанс, что я заполучу такую штуку еще раз, был крайне мал. Честно говоря, больше всего мне хотелось это мясо съесть. Но чем выше уровень ингредиента, тем более высокий уровень навыка требовался, чтобы его приготовить. Значит, мне нужно найти высококлассного повара, чтобы тот приготовил для меня это мясо.

Но я таких не знал. Ну, то есть знал нескольких, но их же надо было специально разыскивать; делать это по такому поводу мне совершенно не хотелось. И, более того, мне как раз пора было обновлять свое снаряжение. Поэтому я решил мясо все-таки продать.

Я закрыл окно, словно отсекая все сожаления, и с помощью навыка просканировал окрестности. Шансов, что сюда, на передний край, заберется бандит, было немного, но, когда у тебя в руках предмет класса «супер», любая предосторожность лишней не бывает.

Продав эту штуку, я смогу купить столько карманных телепортаторов, сколько захочу, поэтому я решил свести риск к минимуму и принялся шарить в своем рюкзаке.

Извлек я оттуда кристалл, имеющий форму восьмигранного столбика и сияющий ярким синим светом. Те немногие волшебные предметы, что существовали в этом лишенном магии мире, все выглядели как драгоценные камни. Синие обеспечивали телепортацию, розовые восстанавливали хит-пойнты, зеленые служили противоядиями, и т. д. Все это были очень удобные вещицы, дающие мгновенный эффект, но и стоили они недешево. Так что, как правило, игроки применяли менее дорогие средства — например, сбегали из боя, а потом выпивали какое-нибудь медленно действующее зелье.

Сказав самому себе, что сейчас, несомненно, экстраординарная ситуация, я сжал синий кристалл и выкрикнул:

— Телепорт! Альгедо!

Раздался прозрачный звон множества колокольчиков, и кристалл в моей руке разлетелся на мелкие осколочки. Тотчас все мое тело окутало голубым сиянием, и лес вокруг словно растворился. Затем яркая вспышка — и телепортация была завершена. Взамен шороха листвы до моих ушей донеслись удары кузнечного молота и городской шум.

Перенесся я к Порталу, расположенному в самом центре Альгедо.

Посреди круглой площади стояли металлические врата высотой больше пяти метров. Внутри врат воздух вихрился, как в мираже, и телепортирующиеся игроки то ныряли в это вихрение, то появлялись оттуда.

разные стороны от площади шли четыре широкие улицы, и вдоль каждой из них теснилось множество мелких магазинчиков. У входов в ресторанчики и бары трепались игроки, отдыхавшие после сегодняшних экспедиций.

Если пытаться описать Альгедо одним словом, то это будет слово «неопрятный».

Здесь не было таких больших улиц, как в Стартовом городе; весь город был исчерчен переплетением переулков. Попадались тут магазины, по виду которых невозможно было понять, что в них продают, а некоторые постоялые дворы выглядели так, что создавалось впечатление — тот, кто туда войдет, обратно уже не выйдет.

Вообще-то были случаи, когда игроки случайно забредали в переулки Альгедо и плутали там сутками, пока наконец им не удавалось выбраться. Даже NPC здесь были странные — зачастую было трудно угадать, к какому классу они принадлежат; в целом, могло сложиться впечатление, что и люди, выбравшие этот город своей базой, не вполне нормальны.

Но мне нравилась атмосфера этих улочек. Не будет преувеличением сказать, что полностью умиротворенным я был лишь тогда, когда сидел в своей любимой забегаловке на углу и потягивал странно пахнущий местный чай. Дело в том, что там меня охватывала сентиментальность — атмосфера напоминала мне магазин электроники, куда я частенько заглядывал прежде. Ну, не очень сильно напоминала… по крайней мере, я так думаю.

Решив, что следует сперва разобраться с трофеем, а потом уж отправляться домой, я направился к магазину.

Чтобы выйти к нужному мне магазину, следовало пробраться через толпу игроков, которые запрудили улицу, идущую от центральной площади на запад. Магазин был довольно мал — пятерым игрокам внутри него уже было бы тесно — и отличался пестротой, характерной вообще для магазинов, управляемых игроками: инструменты, оружие и даже пищевые ингредиенты все были свалены вместе, в одну кучу.

Владелец магазина был страшно занят: он торговался.

Продажа предметов осуществлялась двумя способами. Во-первых, продать можно было NPC — персонажу, управляемому системой. При этом не было ни малейшей опасности оказаться обманутым, но цены всегда оставались одними и теми же. Чтобы сдерживать инфляцию, эти цены были выставлены ниже рыночных.

Во-вторых, можно было торговать с другим игроком. этом случае ты мог продать предмет дорого, если хорошо торговался; но чтобы продать предмет, нужно было сперва найти желающего его купить; кроме того, нередки были споры между игроками уже после заключения сделки.

Продолжение...

Сноски...

Мегатрон Горилаз

опубликовано: 05.01.14 в 15:20


Так же ищут

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!