Марибель Смайл - Смайлбург (часть третья)

Название: История Джинджи Брайт

Автор: Марибель Смайл

Жанр: ориджинал

Рейтинг: PG-13

Марибель Смайл - Смайлбург "предисловие"

Марибель Смайл - Смайлбург (часть вторая)

Ее звали Джинджи Брайт. Она уже полгода работала в книжной лавке на Полуночной улице. Работа была тяжелая: Джинджи приходилось постоянно таскать тяжелые книги, вытирать пыль с огромных полок, постоянно бегать по разным поручениям и при этом еще успевать обслуживать покупателей. Но девушка не унывала, ведь главное для нее было то, что она могла заработать деньги. Пока у Джинджи была работа, она могла платить за жалкую коморку, в которой жила.

   Джинджи вела до предела скромный образ жизни, временами бедствуя без денег, но она не могла уехать на поиски лучшей жизни. Раньше, когда она жила в столице, все было по-другому. Но Джинджи бросила все и вот уже полгода пыталась выжить в маленьком провинциальном городишке. Многие недоумевали: "Зачем?", но девушка лишь качала головой, отказываясь признаваться.

   Однажды Рин Сприн, выдавая Джинджи зарплату, которую, к слову, сама называла "мелочь из кармана пальто", спросила:

   - И зачем тебе все это?

   Джинджи в тот день была сама не своя, роняла книги, не съела ни крошки на завтрак.

   - Рин Сприн, ты ведь знаешь про покушение на мэра?

   - Да, это случилось незадолго до твоего приезда.

   - Преступником признали моего брата.

   - Что? Так фокусник, напавший на мэра во время приема, твой брат?!

   - Он не нападал ни на кого! Это все – ужасная ошибка, - Джинджи, не считая, запихнула деньги в кошелек и рухнула на стул для посетителей, - он не виноват, а его в тюрьму посадили, пожизненно! – в глазах у девушки блеснули слезы.

   - Ну, тихо, тихо, не реви, - Рин Сприн откопала в одном из многочисленных ящичков письменного стола вышитый носовой платок и протянула его Джинджи.

   - Прости, - девушка, не переставая плакать, стала стирать слезы со щек. – Просто я так хочу его увидеть. Я с самого приезда ищу способ встретиться с братом, но к кому бы я ни пошла, они все говорили, что мне к нему нельзя. Но потом мне сказали, что помочь с этим может только директор тюрьмы. Я вчера после работы говорила с ней, а она, она сказала, что не имеет права пускать меня к особо опасному преступнику! – еще сильнее разревелась Джинджи.

   - Хватит, успокойся. Уверена, она что-нибудь придумает. Вытри слезы и марш работать.

   - Хорошо, - всхлипнула девушка.

   Работа постепенно успокаивала Джинджи, она даже смогла ласково улыбнуться двум детям, зачем-то искавшим Рин Сприн. Скандал, который устроила хозяйка лавки, когда дети оказались грабителями, произвел на Джинджи мало впечатления. Однако когда в разгар разборок прозвучало имя "Марибель Смайл", девушка насторожилась. Откуда Рин Сприн могла знать директора тюрьмы?

   Узнать это Джинджи не успела, ей пришлось присматривать за юными преступниками. Лишь отправив детей домой, девушка вспомнила позабытый из-за дел вопрос. Но стоило ей отправиться в кабинет "администрации", как с улицы раздался гул автомобильного мотора, и перед лавкой прямо на тротуаре остановилась машина с зарешеченными окошками. Зазвенел колокольчик, приветствуя посетителя.

   - Добрый день, Джинджи, смотрю, ты трудишься без отдыха, - толкая перед собой чугунный шар, в книжный просеменила Марибель.

   - А...Здравствуйте, вам помочь в выборе книги? – запнувшись, опустила глаза Джинджи. Умом она понимала, что обижаться на тюремщицу несправедливо, но сердце девушки сжалось от горького разочарования, когда она увидела человека, не оправдавшего ее надежд.

   - Нет, нет, я справлюсь сама, - сопровождаемая грохотом, создаваемым катящимся шаром, Марибель направилась к "администрации".

   Подняв так и валявшуюся после неудачного ограбления табличку, она подкатила к двери чугунный шар и, проворковав: "Чугунчик, ты позволишь?", встала на него и прикрепила "администрацию" на место.

   Полюбовавшись содеянным, Марибель, отчего-то кровожадно хихикнув, распахнула дверь и торжественно прошествовала внутрь. Далее Джинджи наблюдала такую картину:

Рин Сприн напряженно застыла в кресле, полностью скрывшись от несовершенного мира за газетой. Марибель несколько раз обошла вокруг неё, постоянно задевая шаром ножки кресла, отчего его обитательница нервно вздрагивала. Наконец эти прогулки надоели главной тюремщице Смайлбурга, и она несильно толкнула Рин Сприн в плечо с неожиданным воплем: " Заметь меня уже!"

      Любительница всевозможных сладостей, по иронии судьбы всегда славившаяся своей худосочностью, от этого действия едва не свалилась с кресла.

   - Марибель! – взвизгнула она возмущенно и поднялась на ноги, грозно возвышаясь над обидчицей.

   Тюремщица приветливо улыбнулась, не обращая внимания на направленное на нее недовольство.

   - Привет, Рин!

   - Как ты меня достала, - подняла глаза к потолку Рин Сприн.

   Только после этого девушки с визгом кинулись обниматься, порядком удивив Джинджи, ожидавшую кровавую бойню.

   Вдоволь наобнимавшись, Марибель ринулась к книжным полкам, волоча за собой чугунный шар и Рин Сприн. Последняя, тем временем, догадалась озвучить интересующий всех вопрос:

   - Зачем пожаловала? – спросила она, потирая ушибленный о дверной косяк палец.

   - Я хочу купить новых книг для тюремной библиотеки, - пожала плечами Марибель, рассматривая пестрые обложки детских сказок, - Мои постояльцы старые уже совсем замусолили.

   - И сколько нужно? – сразу перешла на деловой тон Рин Сприн.

   - А сколько в автомобиль влезет, столько и куплю, - махнула рукой тюремщица. - Только с доставкой помогите.

   - Хорошо, зови носильщиков, - кивнула книжница.

   - Вот и замечательно, - Марибель поспешила к витрине магазина, где принялась прыгать на месте и размахивать руками. Через минуту в книжный вошел водитель тюремного автомобиля, поправляя теплый шарф на шее.

   - Грузи! – довольно улыбнулась Марибель, щедрым жестом обводя книжные полки, пока водитель обменивался с Рин Сприн утомленно-понимающими взглядами.

   - Так, только не все, - встрепенулась книжница, - Джинджи, пойдем, посмотрим, что лучше продать.

   Через два часа и еще несколько мучительно долгих минут автомобиль, до предела забитый книгами и пассажирами, остановился у ворот городской тюрьмы.

   - Я выжила! – Рин Сприн первая выбралась из машины, хватая ртом воздух. За ней следом, медленно набирая скорость, поехало книжное цунами. Героическими усилиями Рин Сприн все же удержала книги от скоропалительного решения завалить своими тушками мокрый от, начавшего накрапывать дождика, асфальт. Водитель и пара тюремщиков, околачивавшихся у ворот тюрьмы, бросились на помощь. Вскоре из-под завалов выбралась Джинджи, по счастью сидевшая на переднем сидении, вдали от наибольшего скопления книг.

   Последней откопали Марибель. Грозный директор смайлбургской тюрьмы, оказавшись погребенной под горами книг, не придумала ничего лучше, как пригреться и заснуть.

   После того, как ее безжалостно растолкала Рин Сприн, Марибель впала в страшную немилость, что, впрочем, оказалось лишь на руку книжнице. Одного взгляда главной тюремщицы хватило, чтобы один из ее подчиненных безропотно стал нагружать себя привезенным пополнением для библиотеки, а второй бросился в тюрьму за помощниками.

   - Рин Сприн, а мы вообще здесь зачем? – спросила Джинджи, когда они уже шли в хвосте вереницы тюремщиков, временно переквалифицировавшихся в носильщиков, по темным коридорам тюрьмы.

   - Рин Сприн здесь, чтобы получить оплату и проверить документацию, - не дав подруге проронить ни слова, сказала Марибель, - а от тебя ничего не требуется. Можешь подождать нас прямо тут, у стеночки. Только ни в коем случае не уходи никуда. Тем более не уходи во-о-он в тот коридор, по лестнице вниз до конца и дальше прямо и направо. Туда тебе точно нельзя. Там находятся карцеры с особо опасными заключенными, с которым даже родственникам видеться не положено. Тебе ведь не нужно встретиться ни с кем из них.

   Не дожидаясь ответа, Марибель и Рин Сприн поспешили вслед за книжной процессией. Джинджи осталась одна. Что за чушь только что молола главная тюремщица? Зачем она рассказала ей про карцеры? Карцеры! Джинджи закрыла рот руками. Там же держат ее брата! Нужно найти его, пока Рин Сприн не вернулась!

   Не способная думать ни о чем, кроме как о скорой встрече с братом, Джинджи бросилась бежать. Вскоре она уже была на самом нижнем уровне тюрьмы. От лестницы тянулся только один коридор, по обоим бокам которого выстроились железные двери самых сложнооткрываемых камер. Джинджи пошла вдоль них, гадая, в каком карцере томится ее брат. Девушка заметила, что все двери, мимо которых она проходила, были не заперты. Только последняя дверь была закрыта наглухо. Джинджи подошла к ней и увидела небольшое закрытое на задвижку окошко чуть выше уровня ее глаз. Потянув за рычажок, девушка медленно, дюйм за дюймом, открыла его. Из окошка полился неяркий свет, показавшийся привыкшей к сумраку Джинджи теплым и далеким. И голос, произнесший из-за двери: "Кто там, Марибель, ты? Почему не заходишь?" казался таким далеким, что девушка не сразу узнала его.

   - Роджер? Брат! – со слезами на глазах Джинджи бросилась к окошку, вцепившись пальцами в его край и привстав на цыпочки, чтобы разглядеть человека по ту сторону двери.

   - Джинджи? – свет загородило бледное лицо с распахнутыми от удивления глазами. Судя по всему, узник только что проснулся. -  Джинджи...

   Роджер схватил протянутую ему сестрой руку и прижал ее к щеке.

   - Брат, - уже откровенно рыдая, повторила Джинджи.

   - Тише, не шуми. Что ты здесь делаешь? Тебя же арестуют, если обнаружат здесь.

   - Ничего мне не сделают. Сейчас я найду способ отпереть дверь, и мы убежим отсюда.

   - Не старайся, эта дверь открывается только личным ключом Марибель, а взломать замок ты не сможешь, - покачал головой Роджер.

   - Но что же теперь делать? – Джинджи в отчаянии посмотрела на брата. Тот не поднимал на нее глаз, лишь сильнее прижимая ее ладонь к своему лицу. – Ты не должен оставаться здесь, ты же не виновен, я знаю.

   - Ох, Джинджи, я еще как виновен. В тот день я допустил ошибку в фокусе. От того взрыва чуть не погибли люди.

   - Но это лишь случайность, ты не хотел...

   - И что? Раз я допустил ошибку, значит я никудышный фокусник, а это означает, что на сцене мне не место. А для меня свободная жизнь без фокусов, равна бессмысленному существованию в тюрьме, – перебил сестру Роджер.

   - Но брат! – Джинджи умоляюще взглянула в печальные глаза узника, но он вновь отвел взгляд. Коротко поцеловав ее ладонь, Роджер отпустил руку Джинджи.

   - Прости, сестренка. Я не смог бы пойти с тобой, даже если бы и захотел.

   - Можно мне, хотя бы побыть с тобой еще немножко? – на этот раз Джинджи все же встретила взгляд полных тоски глаз. Узник кивнул.

   Они еще долго стояли так, время от времени обмениваясь короткими фразами. Роджер пытался успокоить сестру, но ему это никак не удавалось. Наконец, он тихо произнес:

   - Пора.

   - Я буду скучать, - прошептала Джинджи.

   - Я тоже. А теперь беги.

   - Подожди, - девушка быстро оторвала одну из пуговиц, украшавших подол ее короткого сарафанчика, и протянула ее через окошко брату. – Это тебе на память обо мне.

   - Спасибо, я и без того не смог бы тебя забыть, - тихо произнес Роджер.

   Последний раз взглянув на брата, Джинджи закрыла окошко и, тщетно пытаясь стереть льющиеся слезы, пошла назад. Ее уже ждали.

   На нижней ступеньке лестницы сидели Рин Сприн и Марибель. Первая читала книгу, нагло поедая неизвестно откуда взятый леденец на палочке. Вторая же дремала, прислонившись к перилам.

   Джинджи застыла, не зная, что делать. На секунду она испугалась, что теперь ее арестуют.

   Панику, начавшую захватывать разум девушки, прервала Марибель. Зевнув, и потянувшись до хруста в костях, она открыла глаза и добродушно уставилась на Джинджи.

   - Ну что так долго? Рин Сприн уничтожила почти весь мой запас сладостей, пока мы тебя ждали. Как же я теперь буду жить?! – Марибель явно понравилась роль безвинно объеденной, но книжница резко прервала ее трагический монолог, ткнув локтем в бок.

   - Пошли скорее, магазин без присмотра уже давно.

   Всю дорогу Джинджи молчала. Только в книжном, отряхивая с волос капли так и не переставшего лить дождя, она решилась спросить:

   - Рин Сприн, а зачем?..

   - А она что, по-твоему, зверь? Марибель, сколько я ее помню, всегда была избалованным ребенком. Марибель делает, что хочет, даже если ей запретить. С того дня, как она арестовала твоего брата, говорила мне, что он не виновен, но за его делом следит мэр, поэтому Марибель не может отпустить Роджера. Но вот устроить ему встречу с сестрой, пусть, даже незаконную, она смогла. Видимо, ей самой хотелось сделать что-то хорошее для твоего брата.

   - Вот как... – Джинджи опустила голову. – Мне ужасно стыдно, я ей столько наговорила, когда она сказала, что не в силах устроить мне официальную встречу с Роджером.

   - Ничего, она не обиделась. А теперь за работу.

   Джинджи заработалась до позднего вечера. Лишь когда Рин Сприн в десятый раз напомнила ей, что людям полагается хоть иногда спать, девушка решила отправиться домой. Уже в дверях магазина Джинджи задержали.

   - Стой! – из своего кабинета выскочила Рин Сприн, держа в руках трубку от телефона. Сам телефон ехал на проводе следом за книжницей, осуждающе поблескивая полированным диском. – Подожди, мы идем в бар. Марибель пригласила.

   - Но, Рин Сприн, походы в бар мне не по карману, ты же знаешь, - нахмурилась Джинджи.

   - Не волнуйся, в первый раз бармен не возьмет с тебя денег, так что сможешь выпить, сколько захочешь, - Рин Сприн не глядя, бросила трубку на рычажок телефона и стала поспешно собираться.

   - Странно.

   - Разве? – Рин Сприн на секунду замерла, прекратив застегивать пуговицы на плаще. – Возможно, но это правило братьев Редберри – друзья друзей в первый день знакомства платить не должны! – продекламировала она. – Все, я готова, пошли. До бара минут двадцать идти.

   Схватив зонтик, Рин Сприн вытолкнула Джинджи в изрядно надоевший всем дождь.

   Бар находился в подвале хлипкого на вид двухэтажного кирпичного здания, выкрашенного в веселенький желтый цвет. Рин Сприн и Джинджи спустились вниз по лестнице, и их тут же окружило приветливое тепло. Из-за дубовой двери, украшенной глубокими следами от ногтей и надписью "Вервольф", сделанной чем-то, подозрительно напоминавшим потекшую кровь, до девушек доносились приглушенные голоса и, изредка, крики.

   - Р-рин Сприн, а нам точно сюда? – поежилась Джинджи. – Это не очень похоже на бар.

   - Не бойся, там весело, - книжница потянула дверную ручку и толкнула Джинджи вперед. Та пробежала несколько шагов, пока не налетела на кого-то. Этот кто-то ойкнул и удержал девушку за плечи.

   Джинджи подняла глаза вверх с черного галстука на лицо незнакомца. Тот небрежным жестом отбросил с глаз длинную челку, мешающую ему разглядывать девушку.

   - Здрасьте... Джинджи? – юноша, наконец, отпустил плечи девушки, но не отступал, мешая ей разглядывать бар.

   - Да, да, это она. Джинджи, это Том Редберри, бармен, - пробормотала Рин Сприн, проскальзывая за спину юноши.

   - Марибель сказала, что в нашей компании прибавление. Рад знакомству, - ни на секунду не отрывая взгляда от Джинджи, сказал бармен.

   - Я тоже, Мистер Редбе...

   - Том, - перебил Джинджи юноша.-  Достаточно одного имени. Тебе повезло, сегодня в "Вервольфе", несмотря на плохую погоду, собралось довольно много людей из компании. Пойдем, я расскажу тебе про всех.

   Взяв Джинджи за локоть, бармен потянул ее в общество. Усадив девушку за высокий стул, он зашел за барную стойку и, облокотившись об нее, стал тихо рассказывать о посетителях бара.

   Только теперь Джинджи могла оглядеться. Небольшое уютное помещение было плотно укутано мягким полумраком. К темным деревянным балкам, подпиравшим потолок и носившим здесь чересчур гордое для них название "колонны", были прибиты подсвечники с давно догоревшими свечами. Между "колоннами" были расставлены столики, не знавшие такой роскоши, как скатерть, но ничуть не страдавшие от этого.

   - Эй, я для кого рассказываю?! – мягкое прикосновение пальцев к плечу и повысившийся голос бармена заставил Джинджи вздрогнуть.

   - Я слушала, честно! – девушка принялась лихорадочно вспоминать, о чем все это время рассказывал ей Том.

   - Амм, вся ваша компания училась в одной и той же школе.

   - Да, только ты не из нашей,  - кивнул бармен. – Еще?

   - Твой брат здесь, он, ну, он, это...

   - Мой дорогой старший брат открыл этот бар, он тут директор, - прервал мучения Джинджи Том.

   - Точно, точно, а еще... – девушка замялась, - Не помню. Сегодня был тяжелый день, я перенервничала и...

   - Знаю, знаю. Марибель рассказала.

   - Как... Зачем? – растерялась Джинджи.

   - Кто ее знает? – пожал плечами Том. – Ну, думаю, узнать все подробности из жизни этого бара и его посетителей ты сможешь и в другой раз. А пока отдыхай, вот, Зв счет заведения, это поможет справиться с расшатавшимися нервами. – бармен поставил перед девушкой чашку с ромашковым чаем.

   Только Джинджи поблагодарила Тома за чай, как дверь бара открылась, и в помещение вошел высокий парень с каштановыми волосами, торчащими в разные стороны. Приветливо махнув рукой бармену, он пошел к свободному столику.

   Том улыбнулся новому гостю и, извинившись, оставил Джинджи и посмешил к юноше.

   Девушка вздохнула, оставшись в одиночестве, но тут же она заметила, что ей машет Марибель, приглашая ее за столик, который уже делила с Рин Сприн. Последняя, кстати, не обращала никакого внимания на свою работницу. Взгляд Рин Сприн был прикован к только что вошедшему юноше, другу Тома, даже остатки шоколадного торта, стоявшего перед ней, не могли привлечь ее внимание.

Дальше: Смайлбург - История Кинана Дуга - Его звали Кинан Дуг. Маленьким мальчиком он с друзьями любил играть на Полуночной улице, там где недавно открылась пекарня...


Так же ищут

Комментарии

Ritu - 04.09.12 в 03:27

Articles like these put the consumer in the driver's seat-very important.

Мистер Чо? - 30.06.12 в 23:59

ИНтрига!)))Жду продолжения!!

Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!